Поиск на «Русском кино»
Русское кино
Нина Русланова Виктор Сухоруков Рената Литвинова Евгений Матвеев

"Не горюй!" фильм Георгия Данелия

Данелия фильм Не горюй!
Художественный фильм Не горюй!

Фильм "Не горюй!" раскрыл еще одну грань таланта Данелия - драматизм. Но этот драматизм - необычен. Фильм "Не горюй!" является, быть может, единственным в своем роде образцом сложнейшего жанра трагикомедии в нашем кино. Порой мне кажется, что весь этот фильм создавался ради одного монолога Серго Закариадзе. Он никого не может оставить равнодушным. В сочувствии - залог понимания произведения искусства зрителем. Воздействие лишь на мысли человека никогда не может вызвать сочувствия, не побуждает к состраданию. Это должно лежать в области чувств, в области подсознания. Зритель даже может не отдавать себе отчета, какими средствами на него воздействуют, но о таком произведении он будет помнить долго.

В последних работах Данелия я вижу почерк большого художника, большого мастера, владеющего сложнейшим ремеслом режиссуры. Но обманчиво впечатление легкости, "единого дыхания", которые оставляют его ленты. Он работает напряженно, с полной отдачей, становясь все более требовательным к себе. Я знаю, например, что у Данелия было несколько вариантов сценария фильма "Совсем пропащий". Сначала это была антиамериканская картина, выстроенная по формуле отрицания голливудского стандарта. Затем сценарий, напротив, стал страшно выстроенным, почти американским. Конечный результат - сам фильм - уже не имеет ничего общего ни с тем, ни с другим вариантом. Это закономерно. Ведь картина рождается трижды. Сначала сценарий, затем отснятый материал, потом, монтируя, ты создаешь уже третью картину.

На площадке Данелия необыкновенно подвижен. Быстрота и легкость - его неотъемлемые качества. Он постоянно импровизирует, и порой оператору бывает трудно угнаться за ходом его мысли, за его творческим процессом.

В каждой картине Данелия неизменно присутствует доброе начало. Он может обращаться к самым запретным темам, все злое очищается, проходя через доброту и чистоту этого художника. Потому мне так близки его фильмы.

Есть понятие "характерного" кинематографа, но оно не может в полную меру передать всю неповторимость художественного видения этого режиссера. Шарманщик, Аптекарь и Цирюльник из фильма "Не горюй!", Гробовщик и мисс Уотсон из "Совсем пропащего"... Уже во внешнем облике этих персонажей ясно "читается" судьба и характер, подмеченные прозорливым и лукавым взглядом художника. Мне кажется, что в этом своем пристрастии к выразительному, характерному персонажу Данелия близок Феллцни.

Нельзя не сказать еще об одном качестве Данелия - его музыкальной одаренности. Он присутствует в музыке всех своих фильмов.

Но это, пожалуй, не главное. Во многих его работах драматургия и изобразительный ряд не только слиты с музыкой, но и сами являются ее эквивалентом. Его фильмы музыкальны по своему драматургическому строю, по монтажу, по ритмике чередования сцен и эпизодов. Быть может, я открою тайну Данелия, но с каждым годом он все ближе подбирается к роману Гоголя "Мертвые души". По-моему, он уже созрел для этой работы, но у него самого есть на этот счет внутренние сомнения. Он считает, что "Мертвые души" должен поставить русский режиссер. Конечно, природа юмора, темперамент, легкость, изящество, присущие ему, - это грузинские качества. Однако такой фильм, как "Не горюй!", мог создать художник, сумевший подняться над национальной ограниченностью. "Не горюй!" - фильм, конечно, грузинский, но в большей степени это произведение, в котором понятия "национальное" и "интернациональное" обрели свое органичнейшее единство. И произошло это потому, что Данелия - настоящий художник и большой мастер.

С. Бондарчук. 1982

Библиотека » Георгий Данелия




Сергей Бодров-младший Алексей Жарков Екатерина Васильева Сергей Бондарчук  
 
 
Яндекс цитирования
©2006-2014 «Русское кино»
Яндекс.Метрика