Поиск на «Русском кино»
Русское кино
Нина Русланова Виктор Сухоруков Рената Литвинова Евгений Матвеев

"Осенний марафон" фильм Георгия Данелия

Художественный фильм Осенний марафон

"Осенний марафон" - фильм, подводящий итог уже сделанному режиссером Георгием Данелия и открывающий перед ним еще не изведанное пространство следующего десятилетия.

"Осенний марафон" получил всеобщее признание, союзные и международные премии, десятки положительных рецензий, широкий отклик зрителей, вступивших в горячие споры о жизненной истории, которую рассказали Александр Володин и Георгий Данелия. Фильм, всем полюбившийся, всеми принятый безоговорочно, был, однако, понят очень по-разному, истолкован подчас с диаметральной противоположностью.

Для многих зрителей, профессиональных критиков фильм стал своеобразным разбирательством "дела" Андрея Павловича Бузыкина, "горестной жизни плута", который никак не может порвать с нелюбимой женой и соединиться с любящей его девушкой, не умеет отказать нахальной коллеге, эксплуатирующей его талант, хаму, отнимающему его драгоценное время, и позволяет всем сидеть у себя на голове. По такой трактовке перед нами - тип, который своей слабохарактерностью и мнимой добротой есть жертва хитрой мимикрии, компромиссов с собственной совестью.

Дело в том, что Бузыкину свойственны интеллигентность, деликатность, жалость, сострадание, боязнь обидеть человека. Худо уж это или нет, но те же качества исконно присущи были, скажем, многим героям русской литературы, которые и страдали и мучались, но изменить себя не могли, не слушались советчиков и не умели резать в глаза спасительную правду-матку. Не мог Андрей Болконский честно признаться своей жене Лизе, что не любит ее, а когда она умерла, долго и сильно горевал, вовсе не радуясь обретенной свободе. А пушкинская Татьяна? Почему так плакала она, когда ей предстояло отвергнуть Онегина? Почему (порой об этом спрашивают на школьных уроках) не ушла она от мужа, которого не любила?.. А князь Лев Николаевич Мышкин? Не двойственно ли его слабохарактерное метание между Аглаей Епанчиной и Настасьей Филипповной, не правильнее ли было Аглаю осадить, а Настасье Филипповне, отнюдь не собираясь венчаться с ней, намекнуть на ее позорное прошлое?.. Почему, наконец, чеховские герои так часто подчинялись в жизни людям сильным, грубым, страдали от напора самоуверенных и всезнающих?!

Нет, не о моральной и социальной вине Андрея Павловича Бузыкина ведут с нами разговор авторы "Осеннего марафона", рассказывая историю, внешне смешную, полную самых забавных, гротескных перипетий. Да, конечно, очень комично, что у затырканного Бузыкина названивают на руке часы: "Не опоздай!" Жанр - есть жанр, а смысл остается смыслом.

Благородство и эгоизм, талант и посредственность, жесткая поступь супермена и прерывистый бег усталого человека - эти, научно выражаясь, антиномии никак не предстают в фильме в четкой раскладке "по персонажам". Это, скорее, фильм о тяжкой ноше жизни, которую человек обязан нести, не сбрасывая, целиком, терпеливо, о нашем долге перед близкими, хоть и трудно решить, как же лучше и как надо этот долг выполнять... И, конечно, Георгий Данелия должен был сделать такой фильм - самую, наверное, близкую его собственной душе картину, где так называемая "морально-этическая проблематика" усложнилась по сравнению с его предыдущими работами, видение жизни стало тоньше, мудрее, а изображение приобрело дополнительный объем и многомерность, не утратив лиризма, комедий-ности и иронии, чуть печальной, а, может быть, и не "чуть"...

Союз режиссера с драматургом Александром Володиным оказался счастливым, прекрасный володинский текст перелился в кадры редкого кинематографического изящества, простоты, непринужденности, за которыми, однако, - безупречное чувство стиля, жанра (а это в итоге современная трагикомедия), ритма, колорита. Осенний Ленинград - новая для режиссера натура, новая "география" - схвачен в своей атмосфере так свежо, так любовно. Вспомним хотя бы, казалось, хрестоматийные виды набережной Невы, снятые из окна пышной "петербургской" коммуналки, или еще - чисто данелиевская композиция, где сама пластика несет в себе трагикомедийное звучание: группу грибников с пустыми лукошками на опушке загородной рощи, нелепость, "нонсенс", за ним последуют пьяный скандал и вытрезвитель, но сейчас все равно жизнь прекрасна, как этот осенний лес. ...Можно многое сказать о благородной красоте, серьезности и грустной иронии картины, в которой гармонически слились все слагаемые этой метафоры, - "Осенний марафон", все грани режиссерского мастерства. Но нам показалось существенным, необходимым повести здесь разговор о самом понимании фильма (наверное, и жизни), о ясном и незамутненном взгляде на предметы и людей, о том сродстве душ художников и зрителей, которые позволяют увидеть реальную перспективу "Осеннего марафона".

В творчестве Данелия мы с радостью ощущаем нарастание (упорное, упрямое, трудное, хоть это и не видно зрителям). Нарастание режиссерского мастерства - его отточенности, непринужденного изящества, гармоничности. Нарастание, укрупнение, углубление раздумий художника о жизни - именно здесь можно увидеть и вычертить наконец последовательную, восходящую линию таких разных и будто бы вовсе не перекликающихся картин Данелия.

И еще одна, наверно, самая главная черта. Комедийное творчество Данелия - великолепный инструмент реалистического изображения, исследования жизни. Его картины не просто одаривают нас всеми щедротами комедийного жанра, смешат и печалят, не просто увлекают остроумием мысли, условиями игры, блеском исполнения и, как говорится, в конце концов "заставляют задуматься о жизни". Нет, они и сами - эта жизнь, образно претворенная на экране, ее безусловные реалии, ее проза, лирика, драма - словом: мы с вами, высвеченные лучом комедии.

...Ну а что же у него впереди? Каким, не заглядывая далеко, будет... хотя бы его следующий, десятый фильм? Не знаем. И сам Данелия уверяет, что сейчас знает об этом не больше. Есть в его творчестве прекрасная непредсказуемость. Продолжит ли он линию фильмов-портретов? Поставит ли вдруг... мюзикл? Встретимся ли мы с новыми киногероями в его родной Грузии или родной Москве? Не знаем.

В этой книге о Георгии Данелия рассказывают его коллеги - кинематографисты, писатели, кинокритики. Весь сборник, как и настоящая статья, не претендует на исчерпывающую полноту характеристики, ни тем более - на окончательные суждения и неукоснительно выверенные оценки. Напротив, авторы сборника, будучи единодушны в главном, порой вступают друг с другом в невольный спор по частностям; противоречивые мнения иногда сталкиваются - творчество режиссера предстает в разных ракурсах. И это, как нам кажется, делает его портрет более живым и многогранным.

Н. Зоркая, А. Зоркий. 1982

Библиотека » Георгий Данелия




Сергей Бодров-младший Алексей Жарков Екатерина Васильева Сергей Бондарчук  
 
 
 
©2006-2019 «Русское кино»
Яндекс.Метрика