Поиск на «Русском кино»
Русское кино
Нина Русланова Виктор Сухоруков Рената Литвинова Евгений Матвеев

Режиссер Георгий Данелия

Счастливый человек

До "Не горюй!" я уже участвовал в создании одной картины и, как мне казалось, освоил все премудрости кино. Но с первых же дней работы с Данелия убедился, что понимал немногое.

Первое впечатление от знакомства с ним - удивление. Я обнаружил, что Данелия и сам пишет очень хорошо. Признаюсь, мне было невдомек, для чего ему понадобился сценарист. Это так и осталось для меня тайной. Работать с ним очень легко и в то же время очень трудно. Легко придумывать, искать повороты, угадывать неожиданные сюжетные ходы. А трудно физически: четырнадцать часов непрерывной работы каждый день.

В таком режиме мы работали и над сценарием "Не горюй!" и над сценарием "Ничего особенного", легшим в основу фильма "Мимино". Когда я, бывало, усталый прекращал работу, он продолжал трудиться. Что-то переделывал в том, что мы написали, приводил все в порядок... Такой трудоспособности я не видел ни у кого, с кем мне довелось работать.

Замыслы Данелия вынашивает годами. Правда, замысел "Не горюй!" возник и осуществился быстро, на одном дыхании. А вот, например, фильм "Мимино" имеет многолетнюю историю. На съемочной площадке он никогда не бывает растерян, всегда знает, что он хочет, и знает, как это надо сделать. Он монтирует прямо в процессе съемок. При этом, в отличие от других режиссеров, он умудряется оставаться незаметной фигурой на площадке. Он владеет особой тайной работы с актерами. Руководит съемочной группой без шума. Скорее всего, это удается ему потому, что все у него рассчитано.

Насколько долго пишется сценарий, настолько быстро, даже стремительно Данелия снимает. Дублей почти не бывает, актерских проб мало. Он знает, кто должен играть в его фильме. Он всегда остается верным "своим актерам".

Самым главным в сценарии, да и в фильме вообще, Данелия считает человеческие судьбы, характеры - яркие, живые, емкие. Но найти характер - полдела, надо еще суметь выразить его. И не в длинных диалогах или многозначительных недомолвках, а в действии. Данелия справедливо считает, что фильмы, обращенные к острым темам действительности, часто не сохраняют свой заряд, потому что они не открывают интересных характеров. Я очень люблю его картины. Одно из важных их достоинств, на мой взгляд, состоит в том, что они обращены не к кругу знатоков, а к самому широкому кругу зрителей. Ведь можно даже об очень простом рассказать с невероятным нагромождением сложностей. С Данелия такого никогда не случается и случиться не может.

В фильмах Данелия много смеха. Его вызывает порой крохотная, но очень точно подмеченная деталь. Смех у Данелия - это всегда мысль, и грусть, и поэзия. Его смех порой легкий, порой горький, но никогда он не бывает злым. А вот спросите его о жанре его картин, и он пожмет плечами, скажет, что, во всяком случае, комедий не снимает. "Я шагаю по Москве", "Не горюй!", "Совсем пропащий", "Афоня", "Мимино", "Осенний марафон" - по его мнению, вовсе не комедии, хотя в них много смеха. Данелия действительно никогда не ставит своей целью обязательно рассмешить зрителя. И если в его фильмах много юмора, смешных эпизодов, то это потому, что он считает: о тех, кого любишь, можно рассказывать и с юмором.

Данелия любит живопись, хорошо знает музыку. Композиторы Андрей Петров, Георгий Канчели рассказывают, что с Данелия работается необыкновенно легко именно потому, что он тонко ощущает музыкальный образ киноленты.

Земля Грузии дала ему жизнь, в Москве он стал художником. Данелия очень любит говорить о Москве, ее шумных улицах, задумчивых набережных. Это улицы его детства. Он прекрасно знает город и его людей. "Я шагаю по Москве" - по-моему, это лирическое признание в любви к городу.

Данелия принимал участие в написании тех моих сценариев, которые мы делали врозь. Он хорошо атакует чужой замысел, мгновенно находит в нем слабые места, разрушает их. И этим заставляет искать более верные и надежные пути. Рассказываешь ему какую-нибудь сентиментальную историю, а он вдруг так все повернет, что мы оба начинаем хохотать. Или наоборот: рассказываешь что-нибудь смешное, а он неожиданно найдет там грусть. Но чаще всего это жесткий, хотя и очень доброжелательный оппонент. Многие работающие в кино знают эти его качества и пользуются ими. Вечно он сидит дома, обложенный чьими-то сценариями, над которыми работает так же истово, как над своими. Быть может, потому он поставил только девять фильмов.

Данелия, конечно же, счастливый человек. Он умеет радоваться и радовать других. Может быть, потому он до сих пор окружен друзьями детства, которые его преданно любят и по-настоящему ценят его талант.

Р. Габриадзе. 1982

Библиотека » Георгий Данелия




Сергей Бодров-младший Алексей Жарков Екатерина Васильева Сергей Бондарчук  
 
 
 
©2006-2019 «Русское кино»
Яндекс.Метрика