Поиск на «Русском кино»
Русское кино
Нина Русланова Виктор Сухоруков Рената Литвинова Евгений Матвеев

Вахтанг Кикабидзе о работе с Георгием Данелия

Подлинная школа

Вдумайтесь в сюжет фильма "Не горюй!" - казалось бы, банальная история! Доведись мне самому поставить этот фильм, я бы, пожалуй, сделал другого Бенжамена. И дело совсем не в том, что я не согласен с той трактовкой, которую получил этот образ у Данелия. Но мне кажется, что как художник я не смог бы остаться до конца таким же честным и бескомпромиссным, как он.

Когда я впервые читал сценарий, мне думалось, что все должно закончиться по-иному. Что Бенжамен устанет вести борьбу с обществом и в итоге окажется таким же, как Леван, - человеком, хотя и не лишенным добродетелей, но все же глубоко беспринципным. Но мой Бенжамен - Бенжамен Данелия - и к концу фильма все тот же гордый и дерзкий мечтатель. В нем много прекрасных человеческих качеств, о которых он, возможно, и сам не догадывается. Но он - не голубой герой. Определения положительный - отрицательный здесь не действуют. Бенжамен живой человек, и в этом все дело. Данелия давно не живет в Грузии, но он прекрасно знает грузин, прекрасно знает все наши проблемы. Его Бенжамен добр, и это для нас самое важное.

Кто возьмется сравнивать фильм с романом Тилье, тот, возможно, и не увидит больших различий. Но в фильме есть особая чистота отношений человека к человеку. Родственные связи - это у нас в крови, это очень древняя традиция. Для нас закономерно, что Бенжамен берет к себе внука Левана и возвращается из его богатого, но пустого дома в бедную, но счастливую семью своей сестры. Роман, как известно, кончается по-другому.

Мне кажется, что национальный характер и атмосфера действия в фильме предельно правдивы. Даже актер Филиппов, которого Данелия пригласил на роль брадобрея, кажется настоящим грузином. Каким образом Данелия этого добивается? Передать трудно. Он чутко прислушивается к каждому актеру, убедительно объясняет. И даже если в итоге он навязывает тебе свою точку зрения, ты этого попросту не чувствуешь. Не случайно поэтому я сыграл того Бенжамена, которого видел Данелия.

Есть режиссеры, наделенные незаурядным актерским талантом. Как правило, они сначала сами проигрывают сцену, показывают исполнителю жесты, мимику, интонацию, а потом требуют копировать это, нимало не задумываясь о той неуютной ситуации, в которую поставлен актер. Данелия всегда знает возможности актера, грани его дарования и отталкивается от них в работе над образом. В этом, я думаю, секрет бесспорных актерских удач во всех его фильмах.

Нам случалось одну и ту же сцену репетировать на протяжении нескольких дней, а когда мы приходили на съемочную площадку, он снимал все совсем по-другому. Импровизация - естественный метод его работы с актером. Выхожу я на съемочную площадку, зная, что обязательно начнутся поиски, они будут до тех пор, пока Данелия не найдет верный тон всей сцены.

Тем, что я стал актером, я обязан только Данелия. Четыре месяца работы над фильмом "Не горюй!" дали мне, пожалуй, не меньше, чем могли бы дать четыре года обучения в театральном институте. Мне очень дорог фильм "Не горюй!". И все же самой интересной своей работой в кино считаю роль Герцога в "Совсем пропащем".

В этой картине говорится о людях, чьи судьбы трагичны, а жизнь печальна, о том, что связывает этих людей, что помогает им выстоять перед лицом трагичной реальности. Я знаю зрителей, которым эта картина показалась жестокой и беспощадной. Возможно, это и так. Но Данелия знает, что в жизни бывает всякое, что человек не рождается плохим или хорошим. Таким его делают обстоятельства. Для него не существует таких однозначных понятий, как хорошее или плохое, красивое или уродливое. С точки зрения Данелия, каждый человек, как бы плох он ни был, достоин сожаления и сострадания. Например, Король и Герцог. Они способны не только на обман, мелкое жульничество, но и на тяжкое преступление, на убийство. В сценарии была сцена, когда Король хотел убить Гека топором. Данелия отказался от нее. И мне кажется, что финал фильма - развенчание героев, ничтожных, оплеванных - более соответствует жизненной сути этих персонажей.

В "Не горюй!" я играл, можно сказать, самого себя и потому не чувствовал всей тяжести роли, а в Герцоге нужны были и драматизм и эксцентрика одновременно. Малейший перебор мог привести к буффонаде. Но моя вера в режиссера была так велика, что я ни на минуту не сомневался в том, что справлюсь с ролью.

Каждый фильм для меня не только встреча с новыми героями, это кусочек жизни, в реальность которой я свято верю. Так верил я и в своего Валико, немножко грустного, лукавого и доброго человека, доброго, как все герои Данелия. Когда мы приступали к съемкам фильма "Мимино", Данелия сказал, что он хочет сделать ленту, которая своим внутренним пафосом напоминала бы знаменитый роман Ремарка "Три товарища". Я был знаком со сценарием, и это сравнение показалось мне несколько натянутым. Но вот теперь, думая о законченной картине, я понимаю, что в ней действительно царит атмосфера бескорыстного человеческого братства, так поразительно воссозданная в книге писателя. Герои фильмов Данелия всегда сильны тем, что ощущают плечо товарища, который не подведет. Будь то "Не горюй!" и "Мимино", в которых я снимался, или "Путь к причалу" и "Я шагаю по Москве", которые принадлежат к ранним работам режиссера.

В фильме "Мимино" ему удалось выразить мысль о незыблемой связи человека с землей, на которой он вырос, о корнях, без которых ему невозможно жить. Герои Данелия удивительно трогательные и смешные люди, которые остаются - не побоюсь воспользоваться высоким слогом - рыцарями без страха и упрека.

Я полюбил фильмы Данелия задолго до того, как начал сниматься в его картинах. Они близки мне, как человеку, как зрителю.

В. Кикабидзе. 1982

Библиотека » Георгий Данелия




Сергей Бодров-младший Алексей Жарков Екатерина Васильева Сергей Бондарчук  
 
 
 
©2006-2019 «Русское кино»
Яндекс.Метрика