Поиск на «Русском кино»
Русское кино
Нина Русланова Виктор Сухоруков Рената Литвинова Евгений Матвеев

Мари Тёрёчик

Мари Тёрёчик
Мари Тёрёчик
Мари Тёрёчик

Мари Тёрёчик не похожа на артистку. Маленькая, скуластая, с задорным носом, остриженная пол мальчишку, она выглядит как студентка, ткачиха, может быть, как молоденькая учительница. Между тем с ее именем для многих связаны волнующие художественные впечатления. Лет пять назад она всколыхнула театральный Будапешт исполнением роли арбузовской Тани. "Вы видели Тёрёчик - Таню? - встречаясь, спрашивали друг друга знакомые. - Ну, так спешите, спешите. Это нельзя пропустить". Сейчас так же возбужденно и благодарно говорят о новой прекрасной работе актрисы - ее Гелене в пьесе Леонида Зорина "Варшавская мелодия". Но для театра у Тёрёчик мало времени: она актриса кинематографическая.

Мари Тёрёчик родилась в 1935 году, а в 1955 году ее имя уже было известно многим любителям кинематографа в Венгрии и за ее пределами: в этот год вышел фильм режиссера Золтана Фабри "Карусель". После показа картины на Каннском кинофестивале в кинематографических кругах заговорили о новых веяниях на национальном экране и о юной актрисе, подающей немалые надежды. Все сбылось: "Карусель", действительно, предварила замечательный расцвет киноискусства страны, а маленькая исполнительница центральной роли стала одной из лучших актрис Венгрии.

На первый взгляд этот фильм - традиционная семейная драма из деревенской жизни. Старый Иштван Патаки намерен с толком выдать замуж дочь Мари, чтобы к своему скромному участку присоединить приличный надел будущего зятя. Но действие происходит в Народной Венгрии, и старая драма разворачивается на новый лад.

Канон жанра предполагает в таких ситуациях бунтарские характеры непокорных детей. Тёрёчик, в ту пору первокурсница театрального вуза, играла свою героиню иначе. Ее Мари была робкой, несмелой, воспитанной в послушании родителям, но не забитой, не пришибленной. С первых кадров фильма мы видим юное существо, радующееся своей молодости, многообразным впечатлениям щедрой жизни. Вот она достала зеркальце: на ярмарке людно, шумно, празднично, и девушке хочется выглядеть красивой. В зеркало она видит Мате, давно неравнодушного к ней парня из соседней деревни. Через минуту они вместе пробираются сквозь оживленную толпу. Мари беспокойно оглядывается: на них угрюмо смотрит отец.

А в руках у нее воздушный шарик.

Золтан Фабри не зря придумал этот шарик. Трепетный, легкий, он как нельзя лучше соответствует порывистости героини, ее нетерпеливому стремлению уйти от осуждающего взгляда старого Патаки, оторваться от скучных будней, взмыть, улететь.

И вот она летит. Кружится ярмарочная карусель, а на лице Мари испуг, удивление, радость и счастье. Это счастье свободного, как птица, человека. Удивительное лицо. Увидев, его трудно забыть.

Острый глаз Фабри различил в начинающей артистке незаурядную интуицию и чудеснуюспособность к щедрому самовыражению. Актриса точно лепила характер своего персонажа. Она угадала в нем главное - искренность и почти детское, простодушное чувство справедливости.

Кадр стремительной карусели с целующейся влюбленной парой стал символом молодого венгерского кино. Его воспроизводят все книги и исследования, связанные с историей кино послевоенной Европы.

Он и для фильма имел почти символический смысл. Художественная ткань картины слагалась как бы из двух пластов. Один составляли портреты, воплощенные в традиции психологического реализма. Второй - метафорические образы, такие, к примеру, как воздушный шарик, летящая в поднебесье карусель, огневой чардаш, который с вызовом пляшут на чужой свадьбе Мари и Мате. Эти образы словно приподнимают над землей бытовую драму и привносят в нее второе, лирическое дыхание.

Тёрёчик оказалась душой фильма. Она связала обе стихии картины. Ее непосредственность зазвучало лирической интонацией, а режиссер помог разработать внутреннюю драматургию образа. Высшая точка этой драматургии - бунт Мари. Любовь к славному честному Мате, неприязнь к толстому богатею-жениху еще не победили ее несмелость, и она не перестала быть покорной дочерью строгого отца.

Гнев и решимость проснулись в ней, когда она почувствовала, что покушаются на ее человеческое достоинство: сгоряча отец замахнулся на нее топором, Этот топор будто одним махом обрубил путы привычки, связывавшей ее с устоявшимся бытом. Мари ушла к Мате. Так новые времена вдохнули в каноническую драму нынешние мотивы. В дебютантской работе Мари Тёрёчик уже прозвучала тема, отчетливо различимая во всех ее кинематографических и театральных ролях. Эта тема - достоинство женской души. В искусстве актрисы она выражена разнообразно, порой в неожиданном преломлении. Ее трагическое звучание составляет суть образа Анны Эйдеш в одноименном фильме по роману Деже Костолани (1958). Действие картины помечено 1919 годом - годом, когда поднялась и пала Венгерская Советская республика.

Над ролью Анны Тёречик вновь работала под руководством Золтана Фабри. Теперь мастер испытывал ее талант в новом регистре.

"Анна Эйдеш" - социальная драма с трагическим завершением. В ней нет поэтических фигур "Карусели", нет и ее лирического простора. Перед актрисой встали новые задачи. Вместо лирической трепетности она обнаружила здесь способность к характерности.

Как и героиня "Карусели", Анна - крестьянка. В первом фильме актриса непринужденно выполняла работы, входившие в круг обязанностей каждой деревенской женщины: она пилила дрова, доила коров, обрабатывала землю. Однако специфически крестьянских черт своей героини она не подчеркивала.

Не то в "Анне Эйдеш". Тут у героини загрубевшие руки, распевная простонародная речь и, главное, особая походка, медлительная, чуть враскачку, как бывает у крестьянок, привыкших к коромыслу с полными ведрами.

Анна - еще более добрая, робкая и покорная, чем Мари. Вспомним: действие фильма происходит в дни падения республики и актриса играет девушку из крестьянской семьи, которую голод выгнал из родной деревни. Теперь она в прислугах у богачей. Актерские средства внешней характерности и психологического портрета определены конфликтом произведения. В перипетиях частной судьбы отражены законы социальной истории.

Доброте и несмелости Анны приходит конец. Замученная непосильной работой, соблазненная хозяйским племянником, брошенная и презренная им, она убивает своих господ, она, которая ми разу в жизни не решалась сама зарезать цыпленка.

В "Анне Эйдеш" раскрылся незаурядный драматический темперамент актрисы, ее способность к перевоплощению. Однако она избегает крайне напряженных ситуаций и не слишком увлекается внешней характерностью образа. В ее большом репертуаре всего несколько ролей, где она не похожа на себя. В их числе роль провинциальной примадоны в картине Пасло Раноди "Жаворонок", поставленной также по роману Д. Костолани. Здесь актриса блеснула искусством эпизодического портрета, выполненного иронично и остро.

Навык внешней характерности потребовался от Тёрёчик в одной иэ последних ее работ - роли жены крестьянина из фильма Миклоша Янчо "Тишина и крик" (1968). Режиссер и актриса делают акцент на национальных чертах во внешности героини: темные косы, четкая лепка широкого лица, твердый взгляд серых глаз. Женщина ведет хозяйство, ухаживает за мужем, опекает больную свекровь - все споро, быстро, ловко. Эстетика Янчо исключает психологическое актерство. В "Тишине и крике" зловещая атмосфера разгрома венгерских Советов воссоздана пластикой изображения и движением актеров в кадре. Этот фильм похож на балет ужасов, своего рода кинематографический dance macabre. И Мари Тёрёчик - его композиционный и смысловой центр.

Однако охотнее она играет другие роли. Те, где можно воссоздать характер современницы, ее волнения, радости, ее привязанности и привычки, словом, те, где можно быть "девушкой с нашего двора". Даже в названии некоторых ее фильмов показана среда, с которой ее героиня тесно связана и которую она представляет. Например: "Легенда городской окраины", "Три этажа счастья", "Четыре девушки из одного двора".

В фильме своего учителя по театральному институту режиссера Яноша Хершко "Железный цветок" (1958) Мари Тёречик сыграла одну из важных своих ролей.

Обстоятельства и сюжет картины перекликались с произведениями Фабри, в создании которых участвовала актриса. Действие "Железного цветка" развертывается в хортистской Венгрии. Молодая работница и безработный юноша любят друг друга, но бедность, униженное положение мужчины разрушают их любовь: девушка уступает домогательствам хозяина фабрики. Компромисс своей героини Тёречик играла внешне очень скупо. Тускнели лучистые глаза девушки, мертвело прежде задорное лицо. И все. Однако лаконичными штрихами сказано было многое. Они - следы моральной опустошенности героини.

Но вот в развитии роли наступает столь дорогой актрисе момент взрыва. Кажется, все погибло и нравственные потери необратимы. Однако героиня "Железного цветка" вступает в единоборство с обстоятельствами. Она порывает с нелюбимым человеком, отказывается от роскоши, которой он ее хотел привязать к себе, и возвращается к тому, кого любит.

В "Железном цветке" ни режиссер, ни актриса не подчеркивали давность происходящего. Тёречик играла здесь так, как она играла бы свою современницу. Ее роль была прорисована мягко, сдержанно, без того крайнего драматического напряжения, с каким сталкивается актер, играющий в исторических фильмах Фабри.

Превратности одной горькой любви, хотя и показанные на фоне конкретных социальных условий, интересны были своими моральными итогами. "Железный цветок" -размышление о цене компромисса и активный протест против него.

С этой картины начинается галерея девичьих и женских персонажей актрисы. К ее репутации лирико-драматической исполнительницы вскоре прибавилась слава искусной комедийной актрисы. В 1959 году она сыграла в фильме режиссера Михая Семеша "Сорванец".

Атмосферой, юиором, звонким и молодым, "Сорванец" сродни нашему фильму "Неподдающиеся". Мари Тёрёчик играла не поддающееся воспитанию, вихрастое, озорное существо в брюках и полосатом джемпере. Неумеха, ленивица, она ненавидит девчонок и желает быть мальчишкой. Она и в самом деле похожа на парнишку-подростка, задиристого и непокорного. Особенно обожает Сорванец выкидывать номера в те моменты, когда очередной воспитатель начинает читать нравоучения. Сорванец гримасничает, лукавит, а один раз она даже забралась под потолок цеха и там, держась за железную ферму, провисела час: 50 минут на руках и 10 на ногах, вниз головой. Проделки Сорванца лишены угрюмости и злого умысла. Она куралесит от избытка сил, скучая от постной правильности своих воспитателей.

Мари Тёрёчик играла этот фильм в четком комедийном ритме, весело, радостно, с ощущением абсолютной творческой свободы.

В конце картины происходило неожиданное. Последняя сцена фильма - эпизод в ресторане, куда хитрый секретарь молодежной организации пригласил Сорванца. И вот в зал входит девушка, нарядная, смущенная, очаровательная: гадкий утенок влюбился. Тёрёчик пленительно сыграла чудесное превращение. С тех пор она - незаменимая исполнительница ролей, где надо показать незаметный и а то же время очень определенный момент, когда кончается детство и начинается зрелость. На этом превращении было построена ее превосходная роль девочки в картине Кароя Макка "Потерянный рай".

А после "Сорванца" бойкие журналисты стали величать Тёрёчик "венгерским Чаплином в юбке" (по аналогии с Джульеттой Ма-зиной, которую давно окрестили "итальянским Чаплином в юбке"). Она стала актрисой международной известности: на кинофестивале в Карловых Варах ее увенчали лаврами победительницы.

Это лучшие из добрых двух десятков ролей венгерской актрисы. Другие в разных ракурсах варьируют ее любимый мотив чистоты нравственных отношений между людьми и высокого достоинства души. Есть среди фильмов, в которых она снималась, и слабые, маловыразительные, только вины актрисы в том не бывает.

Приобретя опыт, Теречик старается играть в картинах, где жанр не диктует свои законы, где драма естественно уживается с поэзией, а поэзия освещается доброй улыбкой. Как многих современных актеров, ее не зачислишь ни в одно из известных амплуа. Она чаще всего лирическая героиня, но может быть и травести, и характерной исполнительницей, и даже актрисой на каскадные роли. Тёрёчик не любит грима: на экране она так же скромна и демократична, как в жизни. Она не принадлежит к числу актеров, которые в роли преодолевают себя, от себя уходят. Для нее возможен лишь противоположный путь. Она играет тех женщин, у которых находит близкие себе качества, тех, что ей нравятся. Мари Тёрёчик - актриса лирическая.

В Венгрии много известных киноактрис. Есть среди них более опытные. Есть и более красивые. Тёрёчик - самая современная из них и самая симпатичная. А потому и самая популярная.

Фильмография

Карусель (Мари), реж. З. Фабри, 1955; Два признания, реж. М. Келетти, 1957; Легенда городской окраины, реж. Ф. Мариашши, 1957; Железный цветок" реж. А. Хершко, 1958; Анна Эйдеш (Анна), реж. З. Фабри, 1958; Зонтик святого Петра, реж. Ф. Бан, 1958; Меч и игра, реж. И. Фехер, 1959; Сорванец, реж. М. Семеш, 1959; Пешком в рай, реж, И. Фехер, 1959; Три звезды, реж. З. Варкони, М. Янчо, К. Видерман, 1960; Три этажа счастья, реж. Я. Хершко, 1960; Будь добрым до самой смерти, реж. Л. Раноди, 1960; Земля обетованная, реж. Дьюла Месарош, 1961; За супружество - тройка, реж. К. Видерман, 1961; Красные будни (Воскресенье в будний день), реж. Ф. Мариашши, 1962; Потерянный рай, реж. К. Макк, 1962; Осенняя божья звезда, реж. А. Ковач, 1962; Диалог, реж. Я. Хершко, 1963; Падение, реж. Ф. Мамчеров, 1963; Четыре девушки из одного двора, реж. П. Золнаи, 1964; Жаворонок, реж. Л. Раноди, 1964; Нет, реж. Д. Равес, 1965; Любить воспрещается, реж. Т. Рени, 1965; И тогда этот тип..., реж. В. Гертлер, 1966; Переулок, реж. Т. Рени, 1966; Отелло в Дюлахазе, реж. Эва Журж, 1967; Карточный домик, реж. Д. Хинч, 1967; Ягуар, реж. Я. Демелки, 1967; Тишина и крик (жена крестьянина), реж. М. Янчо, 1968; Ребята с улицы Пал, реж. З. Фабри, 1968.

1971



Библиотека » Артисты зарубежного кино






Сергей Бодров-младший Алексей Жарков Екатерина Васильева Сергей Бондарчук  
 
 
 
©2006-2019 «Русское кино»
Яндекс.Метрика