Поиск на «Русском кино»
Русское кино
Нина Русланова Виктор Сухоруков Рената Литвинова Евгений Матвеев

Стефан Данаилов

Стефан Данаилов
Стефан Данаилов
Стефан Данаилов

Молодой актер вошел в кинематограф быстро и, казалось, легко. Он занял место, которое в болгарском кино было вакантным. С ним вместе пришел молодой герой 60-х годов. Данаилов знает своего сверстника, эмоционально ощущает его порывы, иногда смотрит на него с иронией, но никогда не бывает к нему равнодушен.

Критики, как ни странно, писали, что Данаилов пришел в кино случайно. Случайным можно считать лишь его участие в детском фильме "Следы остаются". Разумеется, режиссер Петр Василев мог лопасть в другую школу, и тогда другими оказались бы его актеры, с азартом разыгравшие приключения маленьких разведчиков, выследивших группу шпионов. Стефан играл в фильме не главную роль, однако его герой Веселии обладал ярко выраженным характером, был весьма активным, сообразительным, резким на слово мальчуганом. Во всяком случае определенность натуры маленького актера уже сказывалась и здесь.

Стефан рос в актерской семье. Его сестра Росица Данаилова и ее муж Иван Кондов - известные болгарские театральные актеры. С детства он слышал споры об искусстве, был знаком с театром не только из зрительного зала. Сегодня Данаилов вспоминает: "В школьные годы я никогда не думал стать актером, но по-детски восторженно любил искусство во всех его проявлениях, о чем достаточно красноречиво говорит тот факт, что я участвовал во всех видах самодеятельности, начиная от драмкружка, хореографической группы и кончая духовым оркестром и хором".

Природное лицедейство проявлялось до поры до времени в молодежных компаниях, кумиром которых он был, и в кругу друзей. Своими бесчисленными проделками и затеями он доставлял много беспокойства семье, но очень скоро эта юношеская энергия нашла свое применение в кино.

Окончив школу, Стефан Данаилов сделал для себя выбор и выдержал конкурсные испытания в высший институт театрального искусства в Софии, после чего последовала служба в армии. В это самое время, когда Стефан Данаилов проходил действительную службу, известный болгарский режиссер Рангел Вылчанов приступил к постановке картины "Инспектор и ночь". Данаилов был отозван на съемки, чтобы сыграть в этом фильме роль праздношатающегося, молодого человека, завсегдатая софийских кафе. Можно предположить, что эта роль была предложена ему режиссером по некоему типажному признаку. К тому же Стефан хорошо знал эти кафе, молодежные компании, населяющие их по вечерам.

И вот появился Том в фильме - высокий, еще тянущийся вверх подросток с напускной важностью, которая ему необходима, чтобы показаться перед своей девушкой этаким лихим парнем, готовым даже в драке отстаивать ее честь. Но бравада мальчишки быстро исчезает, когда он летит кубарем, получив ловкий, профессиональный удар инспектора милиции. И вдруг совсем по-детски начинает он просить инспектора его отпустить.

Неопытность молодого актера, еще по существу не переступившего дверей театрального института, а только выдержавшего конкурс, с лихвой покрывалась его тонким чутьем и природным обаянием.

Талантливый и очень любящий актера режиссер Рангел Вылчанов на этот раз действительно не только открыл Данаилова для кино, но и помог ему создать образ, за которым просматривалась целая прослойка молодежи.

Небольшой эпизод в фильме "Безмолвные тропы" был для Данаилова своего рода "зарисовкой" образа современного молодого человека, любителя веселых компаний и праздного времяпрепровождения.

Типажность в кинематографе стала бичом многих актеров, и не всем удается из нее вырваться. Она угрожала и Стефану Данаило-ву. Еще один вариант знакомого типажа появился в киносборнике новелл (1967), который состоял из двух частей. В первой его новелле "Если нет поезда" звучал активный протест против современной разновидности мещанства, его провинциального издания. Авторы второй новеллы сборника - "Море" (сценарист Г. Бранев, режиссер П. Донев) несколько отошли от первоначального замысла. Они увлеклись импровизацией на тему о житье-бытье молодого журналиста, которого играл Данаилов, посланного корреспондентом на Солнечный берег, и их пафос разоблачения мещанства к концу фильма угасал. Критикам показалось, что авторы в своем увлечении пошли за некоторыми мастерами западного кинематографа. Но, пожалуй, здесь больше проглядывает стремление показать великолепное побережье, достаточно "сладкую жизнь" героя и свойственное его возрасту желание развлечься. Стефан Данаилов разделил увлеченность авторов фильма и их желание создать некое кинематографическое эссе о жизни журналиста в разгар сезона, но прибавил к этому и некоторую долю иронии. С видом усталого от жизни человека совершает его герой вечерний объезд. По какому-то, уже ставшему привычным, ритуалу движется он по кругу вечерних и ночных заведений, встречается со знакомыми, пьет, танцует и в довершение у кого-то из-под носа увозит девушку. С юношеским азартом разыгрывает актер сцены, когда изрядно захмелевший журналист хочет почувствовать себя на некоторое время героем, пролетая на бешеной скорости по ночному приморскому шоссе, пусть даже не на собственной машине. Поворот шляпы, и вот уже он чувствует себя в роли какого-то иностранца, затем шляпа сброшена, и, прильнув к рулю, Тони представляет себя гонщиком на европейских состязаниях. Молодым людям весело, и они так увлеклись, что не заметили голосовавшего в темноте пешехода.

Наутро приходит горькое похмелье, а неожиданная новость о смерти сбитого ночью человека рождает страшную догадку о возможности собственной вины. Тони спешно разыскал на берегу свою ночную спутницу и отправился с нею на место происшествия. Милиция отстранила журналиста от участия в расследовании. "Прессе здесь нечего делать", - сказали ему. Как будто угроза миновала. Он вне подозрений. Но лихорадочные воспоминания о прошлой ночи, о бешеной гонке заставляют его думать, что именно он был причиной гибели человека.

Молодые люди на берегу бушующего моря. Пережитые минуты волнения приводят к взаимным обвинениям, к истерике. Авторы фильма яе снимают вины со своих героев. Они не раз подчеркнули их распущенность, цинизм, равнодушие к окружающим. Но финал должен сказать, что наступил катарсис, который вселяет надежду.

После этого фильма посыпались сравнения - как Жерар Филип, манера игры под Мастроянни, современный тип мужской красоты, в стиле Бельмондо и т. п. А Стефан Данаилов был далек от какого-либо подражания - высокий, стройный, пластичный, он разыграл этюд о молодом журналисте легко и свободно, а авторская ирония выдавала мыслящего актера. В фильме был веселый, задорный, немного позирующий Стефан, каким его хорошо знали друзья и который с легкостью изображал, а иногда немного пародировал своего сверстника.

Во все роли, подчас драматургически несовершенные, актер привносил что-то от своего "я". Он создал новый тип героя, который вошел в болгарские фильмы и принес с собой некоторые приметы времени. Его свободное движение перед камерой, естественность и органичность говорил о внутреннем чутье. Актеру необходима была интересная драматургия. Но поначалу вариации образа молодого человека были незначительными. И тем не менее молодой актер был разным.

Журналист в "Море" с его подчеркнутой экзальтацией совсем не был похож на молодого преуспевающего ученого в фильме "Запах миндаля". Спортивного типа юноша, затянутый в узкие белые брюки, немного развязный, а порой резкий и еще очень, очень юный -таков журналист. Ученый был немного постарше. Крупные очки помогают Данаилову подчеркнуть его попытку выглядеть солидно. Его движения, манера держаться выдают человека научной профессии. Это уже не быстрый, подвижный, не способный долго находиться на одном месте журналист.

По-разному складываются у героев и взаимоотношения с женщинами. Тони хватает девушку на дансинге и увозит. Молодой математик свой успех у женщин принимает как должное.

Без сомнения, Белокожее увлечен своей теорией мыслящих машин, но не пропускает случая прослыть оригиналом. Однако вся его самоуверенность и напускной цинизм исчезают с появлением радостного чувства, нахлынувшего неожиданно, как дождь, под который он попал, покинув скучное семейное торжество у профессора вместе с его юной родственницей.

Авторское отношение к роли при естественности и простоте исполнения говорило о появлении в болгарском кино своеобразного актера.

К этому времени Стефан Данаилов закончил Высший институт театрального искусства в Софии и стал актером драматического театра в городе Пловдиве. В институте он учился у одного из наиболее ярких современных режиссеров Болгарии - Методия Андонова, имено его школа воспитала у Данаилова необходимые современному актеру качества, позволила ему очень быстро ощутить специфику кино.

Съемки фильмов шли без перерыва, и Данаилову очень скоро пришлось расстаться с театром.

Фильм "Первый курьер" открыл как для зрителей, так и для кинематографистов новые творческие возможности актера.

Изучая архивы Одесского большевистского подполья, советский сценарист Константин Исаев обнаружил интересные материалы о деятельности болгарина Ивана Загубанского, одного из первых курьеров ленинской газеты "Искра", которая с 1900 года издавалась в Мюнхене и через Варну переправлялась в Одессу. Сценарий был написан в приключенческом жанре, за его постановку взялся болгарский режиссер Владимир Янчев. Он не хотел оказаться бесстрастным летописцем и потому стремился рассмотреть биографию болгарского революционера не только в историческом, но и в нравственном аспекте: "...героя картины Ивана Загубанского мы хотим нарисовать свежими, сочными красками, без примеси архивной пыли..."

Янчев подчеркивал, что эта картина дает ему возможность показать солидарность коммунистов разных стран, которая существовала на заре революционного движения и которая необходима сегодня. А критики недоумевали. Как могло случиться, что верный

поклонник комедии (действительно, Владимир Янчев один из создателей болгарской кинокомедии, достаточно вспомнить его картины "Любимец № 13", "Будь счастлива, Ани!", "Отпуск репортера" и др.) приступил к постановке историко-революционного фильма. Режиссер попытался рассеять эти недоумения в своих интервью со съемочной площадки. Он не считал "Первого курьера" неожиданным явлением в своей биографии и напоминал о важной для него теме, которая звучала ранее в его фильмах, теме дружбы двух наших народов. Кроме того, в сценарии Константина Исаева было много юмора, и режиссер старался сохранить его в картине.

Неожиданным для критиков был выбор Стефана Данаилова на роль болгарского революционера. Его уже привыкли видеть на экране в образах легкомысленных молодых людей. Но актер по-своему увидел Ивана Загубанского в этом фильме и понимал необходимость современного звучания образа. Своими размышлениями он поделился с корреспондентом "Советской культуры": "И если говорить об актерской задаче, как я ее вижу, то она такова: следует всемерно подчеркнуть то, что объединяет моего героя с моими современниками, а не то, что их разделяет".

Когда фильм вышел на экран, пресса отметила новое прочтение Данаиловым образа революционера. Искра Божинова писала: "Его Иван Загубанский совершенный "герой" во всех своих проявлениях. Он красив, умен, смел, сообразителен, моральное превосходство над врагом целиком на его стороне. Одним словом, в нем собрана вся хрестоматийно знакомая и ставшая классической характеристика. И независимо от устрашающей опасности ее декларативности и тезисности, герой в интерпретации Стефана Данаилова живет с обаянием несочиненного образа".

Загубанский появляется на экране уже в первом эпизоде, в Варне. Из калитки сада выходит молодой, высокий, красивый парень. Он очень просто и убедительно объясняет Конкордии, что дальше двигаться с чемоданами, наполненными газетой "Искра", опасно, передает их товарищу, а сам провожает девушку по зарослям вдоль реки, переносит через воду в лодку и следит за тем, как она удаляется по Дунаю, пока выстрелы не заставляют его скрыться. Начиная с первого появления рождается чувство доверия к этому парню. Его простота, искренность, мягкость звучания русского языка с болгарским акцентом вызывают симпатию и так хорошо знакомое русским братское чувство к болгарам.

Режиссер Владимир Янчев прибегает к резким контрастам, что дает возможность показать глубину и объемность образа. В сценах у себя на родине Иван Загубанский прост. Он помогает старикам приготовлять вино. В обстановке уютного сада, где зреет виноград и открывается широкая морская даль, Иван в своей стихии. Но вот Загубанский - Данаилов отправляется на пароходе с ценным грузом и сразу становится как бы другим человеком. Преуспевающий коммерсант с хорошими манерами, он предупредителен в обращении, остроумен. Мы видим его умелым конспиратором в Одессе. Как близкий, хороший друг встречается он с юными подпольщиками и обнаруживает сильний, стойкий характер в борьбе со своим главным противником, полицейским начальником Критским. Именно в этих сценах моральное превосходство болгарского революционера над умным и хитрым противником очевидно. Широта взгляда, умение оценить положение проявляются даже в такой трудной ситуации, в которую попал Загубанский в тюрьме, оторванный от родины, без особой надежды на помощь. Многие месяцы провел Загубанский в тюрьме. Данаилов говорит нам о его выдержке, силе воли, ясности ума; за месяцы испытаний герой не потерял чувство юмора.

Стефан Данаилов обладает тонким чувством юмора и умеет передать его на экране с большим тактом и мастерством, более того, этот юмор помогает актеру создать особый национальный колорит образа, оттеняющий его здоровое жизненное начало.

Если в фильме нет всей истории Ивана Загубанского (участника первого в мире антифашистского сентябрьского восстания 1923 года в Болгарии, одного из первых курьеров ленинской "Искры", доставившего десять транспортов, а при переправке одиннадцатого схваченного жандармами по доносу провокатора), то есть образ, несущий в себе черты болгарских революционеров, их благородство, рыцарское служение революционному делу, огромную силу внутренней убежденности, так хорошо нам знакомые по деятельности Георгия Димитрова.

Сын профессионального революционера, коммуниста, Стефан Данаилов зная близко людей этого поколения, этой революционной закалки, что облегчило его проникновение в самую суть образа. Загубанский в фильме приближен к нашим современникам, его обаяние и теплота не скрылись за далью исторической дистанции.

После этого фильма у Данаилова появился свой стиль, в котором соединяются романтическая приподнятость, экспрессивность и лаконизм, а глубокие мысли передаются эмоционально и убедительно. То, что старается делать на экране Данаилов, происходит не стихийно. Он уже четко определил для себя направление поисков и по поводу современного стиля актерской игры говорит следующее:

"В кино существует современный стиль актерской игры, но его трудно определить несколькими словами. И все же мне представляется, что он отражается в характере актерского присутствия на экране. По-моему, здесь важна скупость в выборе средств и в то же время богатство деталей; эмоциональность, исключающая внешнюю патетику, интеллигентность, но не резонерство. И главное... простота".

Открытие в "Первом курьере" новых сторон актерского дарования Стефана Данаилова произошло как нельзя вовремя. К этому времени группа писателей - П. Вежинов, Г. Марков, Евг. Константинов, К. Кюлюмов и Св. Бычварова - убедила руководство болгарского телецентра в необходимости создания серии фильмов, объединенных фигурой одного разведчика. Задумывая эту серию, писатели решили использовать действительные исторические факты - необыкновенные, подчас кажущиеся невероятными акции героев антифашистской борьбы. Одна новелла дала название всей серии "На каждом километре". Стефан Данаилов играл в этом многосерийном телевизионном фильме роль разведчика Николы Деянова.

Новая работа для молодого актера была необыкновенно трудной. Во-первых, телевизионные серии снимаются в очень короткие сроки и у актера нет той подготовки, которая бывает при постановке фильмов. К тому же серии ставили разные режиссеры, телевизионный режиссер Неделчо Чернев и приглашенный из киностудии Любомир Шарланджиев. В этих сериях Данаилов должен был переходить от роли к роли, которые исполнял в жизни разведчик Деянов. То он был дипломатом, то вдруг становился профессиональным вором, чтобы пробраться в тюрьму и уничтожить там провокатора, то вдруг появлялся как кадровый царский офицер. Биография его героя охватывала долгий период.

После окончания съемок актер сказал корреспондентам: "Эти 15 месяцев были для меня, как говорит поэт, - песней!" - и тут же добавил: "Для меня эти 13 серий - огромный этап в моей жизни. Как будто я окончил еще второй институт, только уже киноинститут..."

Не успели завершиться съемки телевизионной серии, как Стефану была предложена роль в фильме Выло Радева "Черные ангелы". Если в телевизионном фильме герой Данаилова был вымышленной фигурой, то у Пантера, руководителя группы юных террористов в новом фильме, есть прообраз, а сценарий фильма написан по мотивам книги мемуаров Митки Грыбчевой, члена боевой группы, которой было поручено исполнение смертных приговоров над фашистскими главарями и предателями народа.

"Я постараюсь сделать так,- говорил Данаилов, - чтобы образ Пантера отличался от того образа, который я создаю в близкой по теме телевизионной серии "На каждом километре". Может быть, мой подход будет определяться тем, что в телевизионной серии я играю настоящего профессионала-террориста, а в "Черных ангелах" я буду прикидываться таким. Пантер моложе и неопытнее. Я воспринимаю его как сочетание ума и необузданности, смелости и безрассудства. В эволюции его образа, мне кажется, наступит такой момент, когда он почувствует озлобление к окружающему злу и его представителям".

Когда были закончены съемки зтого фильма, Данаилова уже ждала новая встреча с режиссером Петром Василевым и сценарий "Князь", написанный специально для него Банчо Бановым и Петром Василевым.

Образ юного болгарского царя Светослава Тертера интересен для болгар не только как воспоминание о борьбе народа за независимость, за создание своего национального государства, он говорит об истоках народной силы, патриотизма, преданной любви к родине. Очевидно, этот образ поможет актеру проявить свои романтические наклонности, даст возможность раскрыть глубины национального характера, который рождался в веках в несказанно трудных испытаниях.

А пока на телевизионных экранах повторяется приключенческий фильм о болгарском разведчике "На каждом километре", и по желанию зрителей писатели приступили к работе над его продолжением. Новые тринадцать серий расскажут о деятельности Деянова после установления народной власти, о его борьбе с врагами народа и шпионами.

Сейчас актеру 28 лет. Он стал одим из наиболее популярных молодых киноактеров Болгарии, съемки идут без перерыва. Но самое важное заключается, пожалуй, в том, что болгарскому экрану не хватало героя, пришедшего вместе с Данаиловым. Играет ли он современника или революционеров предшествующего поколения, молодой актер выражает волнения времени, его напряженность.

Галерея образов говорит не только о разнообразии актерских возможностей Данаилова, но и о яркой личности молодого художника.

Фильмография

Следы остаются (Веселии), реж. П. Василев, 1956; Инспектор и ночь (Том), оеж Р. Вылчанов, 1964; Море (Тони), реж. П. Донев, 1967; Безмолвные тропы (эпизод) реж. В. Икономов, 1967; Запах миндаля (Белокожев), реж. Л. Шарланджиев 1967 Первый курьер (Иван Загубанский), реж. В. Янчев, 1968; На каждом километре (Деянов), реж. Н. Чернев, Л. Шарланджиев, 1969; Черные ангелы (Пантер), реж В. Радев. 1969; Князь (Светослав Тертер), реж. П. Василев, 1970.

1971



Библиотека » Артисты зарубежного кино




Сергей Бодров-младший Алексей Жарков Екатерина Васильева Сергей Бондарчук  
 
 
 
©2006-2018 «Русское кино»
Яндекс.Метрика