Поиск на «Русском кино»
Русское кино
Нина Русланова Виктор Сухоруков Рената Литвинова Евгений Матвеев

Михаил Пуговкин. Музыка в моей жизни

Еще будучи совсем молодым артистом - мне было двадцать лет, я пел под оркестр в спектакле "Москвичка" Театра драмы под руководством Николая Михайловича Горчакова пять песен своего героя Петра Огонькова. В то время звуковых записей не было. Все пели без "фанеры", как сейчас выражаются. Музыку к спектаклю написал Юрий Милютин. Репетируя со мной, он говорил: "Мишенька, не думайте о голосе - главное, донесите мелодию и смысл текста". Это были мои первые профессиональные уроки музыки.

В студенческие годы на уроках пения я пел теноровые партии, например "...Я помню чудное мгновенье...". Многие педагоги специально приходили с удивлением послушать, как Пуговкин может петь такие романсы.

С того времени и до сих пор музыка в моей жизни стала необходимостью. Все мое увлечение началось с негритянского джаза.

Моим кумиром классической музыки всегда был Иван Семенович Козловский. В эстрадном жанре я всю жизнь обожал Клавдию Шульженко, Леонида Утесова, Марка Бернеса. Алла Пугачева неповторима, с молодых ее лет мною любима - она великая женщина и певица.

Филипп Киркоров - это лучшее, что я знаю на эстраде. Он мой кумир.

Люблю я и Ларису Долину - ее исполнение приводит меня в восторг, Юрия Антонова, Бедроса Киркорова, а также Вячеслава Добрынина.

Группа "На-на" - это мои любимчики - они лучшее, что из коллективов.

Особое наслаждение получаю, когда играет на золотом аккордеоне обожаемый мною Ян Табачник, народный артист Украины.

У меня было несколько прекрасных встреч с Александром Николаевичем Вертинским, одна из них - в Киеве. В 1955 году, проживая в гостинице "Украина", мы с артистом Женей Шутовым обратились к Александру Николаевичу Вертинскому - занять до зарплаты деньжонок. Он пригласил нас в свой номер и спросил: "Сколько же Вам нужно - мои юные друзья?" Мы попросили всего сто рублей. Открыв свой столик, дал нам деньги и сказал фразу, которую я помню до сих пор: "Не забудьте отдать - потому что у меня всего две тысячи рублей, а мне еще полтора дня жить". Он любил молодежь, мы часто в его номере сидели на полу вокруг него - угощая нас, он пил коньяк и запивал пивом. Мы были удивлены, на что он ответил: "Аристократы все могут".

Прошли годы, и его дочери Марианна и Анастасия снимались со мной в кинофильмах "Его звали Роберт" и "Бременские музыканты".

У Никиты Владимировича Богословского в молодости я бывал дома и даже расписался на знаменитой желтой скатерти.

Прошло много лет, и вот в этом году мы встретились с ним на "Киношоке" в Анапе и вспоминали вместе с Лидией Николаевной и Никитой Владимировичем куплеты, которые он написал для нас к кинокомедии "Факир на час". Этот замечательный композитор - остроумнейший человек, для меня он грандиозная личность.

В день моего 70-летнего юбилея многоуважаемый мною композитор Евгений Крылатов приехал специально и сам исполнил произведение, сказал много добрых слов в мой адрес, но главное, он гордится, что его песни первыми на экране исполняли всего два артиста - Андрей Миронов и Михаил Пуговкин.

Евгений Крылатов написал очень хорошую музыку к кинофильмам, в которых я снимался - это "Серебряное ревю", "Приказано взять живым", "Зловещее воскресенье", "Без особого риска".

Максим Дунаевский. "Ах, водевиль, водевиль". Режиссер Юнгвальд-Хилькевич просил Максима написать специально для меня песню в стиле "а-ля Вертинский". Во время репетиций Максим мне сказал: " С Вами больше не надо. Вы легко запишите потому, что у Вас природные голосовые данные". Я до сих пор смеюсь над его определением моих вокальных данных.

Всего несколько раз в жизни я встречался с Николаем Сличенко - в далеком 1967 году на киносъемках "Свадьбы в Малиновке", затем во время киносъемки "Новогоднего огонька" и вот, спустя тридцать лет, я специально приехал к нему в театр, чтобы обнять его, поблагодарить за его искусство. Равных в его жанре нет. Я всю жизнь отношусь к нему очень трепетно. Безумно люблю все романсы и песни в его исполнении.

С молодости к цыганским песням я относился с любовью. Об одном жалею, что не научился играть на гитаре, хотя был в моей жизни случай - великий гитарист цыганского театра Поляков начал со мной заниматься. Он даже хотел подарить мне свою гитару, но лень моей молодости помешала этому сбыться. Потом я всю жизнь жалел, что так и не научился играть на гитаре.

Начало нашей дружбы было, когда я работал в театре Ленинского комсомола, а Николай только начал в цыганском театре. Мы часто собирались у Риммы и Лени Марковых, и до утра звучал волшебный голос Николая.

К кинофильму "Доброе утро" музыку написал Василий Павлович Соловьев-Седой. Это было в далеком 1954 году. Однажды во время юбилея в Театре оперетты Василий Павлович пригласил меня, самого молодого артиста (чем-то я ему приглянулся), на праздничный ужин. Я за столом сидел почти рядом с ним, и чтобы выразить к нему свою любовь, я признавался, как я люблю его песни и напевал ему "То пройдет за поля, за ворота, то обратно вернется опять..." Он на меня посмотрел и сказал: "Молодой человек - это песня Мокроусова". Я готов был провалиться, представляете мое положение. Вечер продолжался; я чувствую, что надо исправить свое положение и снова говорю ему: "Василий Павлович, ваша песня "Эх, дороги, пыль да туман..." Он опять на меня удивленно посмотрел и сказал: "Пуговкин, Вы смеетесь или меня разыгрываете". К концу вечера я подумал - надо же исправлять свое положение. Обращаясь к нему, говорю: "Извините, ради бога, это все у меня от волнения. Я ваши песни все люблю и очень хорошо знаю - вот, например, "Как много девушек хороших..." Тогда Василий Павлович обратился к Переверзеву и говорит: "Иван Федорович, уберите от меня этого человека - иначе я не выдержу".

Прошло много лет. Когда снимался кинофильм "Шельменко - денщик", мы с Андреем Петровичем Тутышкиным решили поехать на дачу к Василию Павловичу Соловьеву-Седому, чтобы договариться о написании музыки к фильму. Я очень боялся этой встречи, так как он мог вспомнить тот злосчастный случай на банкете, но разговаривая с ним, я понял, что этого он не помнит. От радости я все о той встрече на банкете подробно рассказал ему. Василий Павлович с присущим ему юмором долго хохотал. С тех пор мы очень подружились, он звал меня Мишако.

Михаил Пуговкин, 2005

Библиотека » Михаил Пуговкин




Сергей Бодров-младший Алексей Жарков Екатерина Васильева Сергей Бондарчук  
 
 
 
©2006-2019 «Русское кино»
Яндекс.Метрика