Поиск на «Русском кино»
Русское кино
Нина Русланова Виктор Сухоруков Рената Литвинова Евгений Матвеев

Два бойца

Художественный фильм

Два бойца, кадр из фильма
Два бойца, кадр из фильма
Два бойца, кадр из фильма
Два бойца, кадр из фильма

Автор сценария - Е. Габрилович

Режиссер - Л. Луков

Оператор - А. Гинцбург

Ташкентская киностудия - 1943 год

Сценарий картины "Два бойца" (по мотивам повести Льва Славина "Мои земляки") Евгений Габрилович писал в Москве в начале 1942 года. "Я торопился вовсю: близился срок моего отъезда на фронт, надо было успеть отправить сценарий в Ташкент, на студию, - писал в своих воспоминаниях известный драматург. - Писал - и не перечитывал. И первый, кому я его прочитал в ту московскую военную пору, был мой пес Ингул... Сценарий, как показалось в ночном этом чтении, был далеко не хорош, весь как-то разорван, неровен... Наверное, я начал бы писать все сначала, если бы у меня оставалась хоть капелька времени. Но утром надо было уезжать..."

История, как показалось драматургу, сложилась простая, с чуть ли не пустяковым конфликтом-недоразумением, но усложнять сюжет драматург ужне имел возможности. Так и отослал.

Ташкент сорок второго года, где собрались творческие коллективы трех студий - Киевской, "Мосфильма" и Ташкентской, стал средоточием кинематографистов и театральных работников. "Здесь, - вспоминал Марк Бернес, -

можно было встретить режиссеров и актеров всех рангов, начиная с прославленных мастеров до дебютантов. Каждый режиссер имел возможность широкого выбора актеров для своей картины. Съемки шли от восхода до захода солнца, а узбекское солнце неохотно покидает небосклон.

Выпускались боевые киносборники, в которых принимал участие и я, военные фильмы с бесчисленными атаками, контратаками, сценами сражений. И вдруг на студию пришел сценарий совершенно иного плана! Случилось парадоксальное. Несмотря на кажущуюся камерность содержания фильма, в нем открылся широкий мир человеческих взаимоотношений, мир суровой солдатской дружбы".

Эпизод фронтовых будней Ленинградского фронта, положенный в основу сценария, дал импульс поэтическому замыслу.

Режиссер Леонид Луков не мог не оценить преимущества нового, по существу, взгляда на войну, фокусировавшего внимание не на баталиях, которые кинематографисты, оторванные от реалий войны, смогли воплотить не очень убедительно, а то и откровенно фальшиво. А на характерах простых героев - уральца Саши Свинцова и одессита Аркадия Дзюбина.

"Два бойца" стали первым фильмом, утверждавшим в общем-то простую истину: на войне не только сражаются, на войне - живут... Ленинградский фронт, где война приняла "оседлый", окопный характер и где паузы между боями стали постепенно растягиваться, представлял особую возможность внимательно присмотреться к своим героям в обыденной обстановке блиндажей и землянок, прислушаться к их простым разговорам и шуткам в период затишья, да просто заглянуть им в глаза.

Фильм поведал о дружбе двух бойцов-пулеметчиков, столь непохожих и внешне, и по своему темпераменту: добродушном, неторопливом, основательном богатыре - "Саше с Уралмаша" и темпераментном шутнике и балагуре - одессите Аркаше Дзюбине.

Борис Андреев был утвержден на роль Саши Свинцова сразу, потому что Леонид Луков хорошо его знал, снимал его еще до войны в 1939 году, в своем фильме "Большая жизнь". А вот на роль Дзюбина режиссер долго не мог подобрать исполнителя. У Лукова был соблазн взять на эту роль кого-нибудь из популярных актеров, того е Николая Крючкова или Петра Алейникова. Однако он справедливо опасался, что свойства наработанных ими прежде образов нечаянно перенесутся и на Дзюбина. Нужен был исполнитель еще недостаточно известный, чтобы взрастить в фильме оригинальный и свежий характер, предложенный в сценарии. Предпочтение было отдано Марку Бернесу.

Немало пришлось потрудиться авторам фильма, чтобы создать хоть сколько-нибудь достоверную и выразительную атмосферу действия, запечатлеть особый вид "окопной войны". Медленная панорама по пригородам Ленинграда. Дворцовый парк, скульптура на изгибе реки... Оператору Александру Гинцбургу пришлось, пожалуй, решать самую сложную задачу: различными техническими приспособлениями и средствами бороться с ярким ташкентским солнцем, чтобы хоть в какой-то мере воссоздать особый колорит окрестностей Ленинграда.

Маскировочные сетки над окопами, недалекие взрывы снарядов, комья земли, обрушивающиеся на сетки, командир у бруствера, наблюдающий за обстановкой боя, - все это лишено внешней натужной патетики, создает задуманное авторами впечатление повседневности происходящего.

Следующий эпизод переносит нас в блиндаж. Дзюбин рассказывает бойцам о том, как его друг Свинцов, где-то раздобывший огромный трофейный маузер, так напугал своей стрельбой немцев, что они начали артподготовку... Дружный смех в ответ на шутку. О войне никто не говорит. Почтальон приносит письма. Затихшие солдаты мысленно уносятся в своих воспоминаниях куда-то далеко, к родным... В это время Аркадий берет в руки гитару и звучит песня "Темная ночь"...

Долгие крупные планы солдат. Неподвижных, отрешенных. "Ты меня ждешь и у детской кроватки не спишь..." Камера, медленно приближая лица слушающих, как бы включает и зрителей фильма в поток реально текущего времени. Время исполнения песни сливается с временем ее экранного переживания. Все просто и точно. Метод пристального кинонаблюдения и рождает совершенно удивительный "эффект присутствия", получивший впоследствии развитие в телесериалах. Песня же "Темная ночь" о вере, любви и надежде стала воплощением смысла фильма, одной из вершин песенного творчества композитора Никиты Богословского.

Любопытно, что фильм так и не получил у историков кино четкого жанрового определения.

Скорее всего, его можно назвать балладой о солдатской дружбе, пронизанной лиро-эпическими интонациями.

Так уж случилось, что Габрилович, отослав сценарий Лукову в Ташкент, на фронте, спустя год, услышал песни из фильма. Они звучали повсюду. Их распевали солдаты в землянках и раненые в медсанбатах.

Автор сценария тревожился о том, что, кроме песен в картине, может быть, и нет ничего достойного. Но где-то под Харьковом, в истерзанном пулями и осколками кинотеатре, он впервые посмотрел "Двух бойцов" и высоко оценил игру Бориса Андреева и Марка Бернеса,

Борис Андреев считал роль Саши Свинцова одной из своих удач, и вполне справедливо. Образ воплощен строго и глубоко актером сильным, предельно русским. Вот он говорит, улыбается или сердится, воюет с врагами или беседует с другом. И в каждую секунду ясно, как он искренен до простодушия, скромен до застенчивости, как верен в любви, надежен в товариществе, какая это чистая и цельная натура. За ним как за стеной. Такого не испугать, не сдвинуть, не победить. Без всяких фраз и особых уверений Саша с Уралмаша создавал у зрителей убежденность в будущей победе.

Аркадий Дзюбин - человек иного склада, из тех, кто умеет быть на виду, артистичный, душа компании, способный и на быстрый душевный отклик, и на острое словцо. Он охотно подшучивает над своим немногословным и медлительным другом-богатырем и испытывает к нему же глубокую симпатию.

В памяти миллионов зрителей разных поколений худощавый одессит в тельняшке с гитарой в руках и мощный, как медведь, богатырь остались как реально встреченные в жизни, невыдуманные люди.

Так колоритно и полнокровно были вылеплены эти несхожие характеры.

А тем временем на экране между неразлучными друзьями возникает конфликт. Во время однодневного отпуска Саша признался Аркадию, что у него в Ленинграде есть знакомая девушка Тася. Они отправляются к ней в гости. По возвращении же узнают, что был тяжелый бой, многие погибли. Изнуренные боем и придавленные бедой люди в землянке молчат. Аркадий решается их расшевелить, поднять им настроение. Сильно привирая, он принимается рассказывать о своем с Сашей путешествии к Тасе. В юмористическом и беспощадном его описании Саша предстает наивным и недалеким увальнем, вообразившим себя предметом пылкой любви совершенно равнодушной к нему девушки. Склонной будто бы после знакомства с Аркадием питать нежные чувства именно к нему.

Зритель фильма прекрасно понимает, что история эта не имеет ни малейшего соответствия с поведением умной и скромной Таси, какую он только что видел на экране.

Зритель готов простить Аркадия, догадываясь, что тот ерничает и прихвастывает о себе только для того, чтобы взбодрить упавших духом товарищей. Но прямодушный и доверчивый Саша на экране потрясен услышанным. С непередаваемой горечью он заявляет Аркадию: "То, что я тебе доверил как другу, ты растрепал всем!"

По просьбе Саши командир разводит его и Аркадия по разным пулеметным расчетам. А дальше наступает пора боевой проверки их дружбы на прочность: спасая Аркадия от наседавших немцев, Саша принимает огонь на себя, и, раненный, попадает в госпиталь. Еще не зная, кто их выручил в критический момент, Аркадий говорит своему помощнику: "Да, с этим мальчиком я бы крепко выпил после боя, он подарил нам малость - жизнь!"

От имени раненого друга Аркадий пишет проникновенные письма Тасе в Ленинград, укрепляя ее ответное чувство к Саше. Выйдя из госпиталя, Саша встречается с Тасей в городе, ведь линия фронта, как сказано в титрах, "проходила в конце трамвайного пути...". Тут выясняется история с письмами. Саша растроган, потрясен поступком друга. "А письма возьмите, - кричит он Тасе при расставании. - В них все верно написано, все верно - точно!"

Фильм, как уже говорилось, снимался в Ташкенте, и единственное, что позволили себе авторы, - вмонтировать несколько хроникальных кадров, запечатлевших жизнь осажденного города В постановочных, игровых эпизодах картина убеждает правдой переживаний своих героев, прослеживая тончайшие движения человеческой души. Ощущение фальши возникает только в некоторых батальных сценах, в особенности в изображении врагов, Немцы ходят в атаку трусливо. Быстро, вприпршк-ку они улепетывают с поля боя под кинжальным огнем дзюбинского пулемета. Впрочем, облегченное и карикатурное изображение противника - особенность далеко не одной только картины "Два бойца". В фильмах, снятых в годы самой войны, подобная трактовка образа врага имела свои основания, она отвечала зрительским ожиданиям

Любопытно, что даже фронтовики не уличали художников в фальши, считая, что авторы вправе изображать фрицев злобными, но трусливыми ничтожествами. И откровенно патетический финал фильма "Два бойца", восторженно принимался в тылу и на фронте, потому что выражал в 1943 году незыблемую уверенность в грядущей победе.

Анатолий Волков

Русское кино




Сергей Бодров-младший Алексей Жарков Екатерина Васильева Сергей Бондарчук  
 
 
 
©2006-2018 «Русское кино»
Яндекс.Метрика