Поиск на «Русском кино»
Русское кино
Нина Русланова Виктор Сухоруков Рената Литвинова Евгений Матвеев

Владимир и его братья

История России. Глава IV

В то время как печенеги убили Святослава, старшему его сыну, Ярополку, было только 12 лет, а братья Ярополка Олег и Владимир, следовательно, еще моложе были, а потому сами они не могли судить в своих княжествах, начальствовать войском и дань собирать. Для этого у каждого из них был боярин, назывался он кормильцем и распоряжался всем, будто князь. У Владимира кормильцем был дядя его Добрыня; кто были кормильцы у двух остальных князей - неизвестно, а только у Ярополка Свенельд получил большую силу, даже когда Ярополк и вырос, то слушался Свенельда. Русские князья очень любили звериную охоту, и у каждого князя были свои леса заповедные, значит такие, в которых никто без позволения хозяина не смел охотиться. Лют, сын Свенельда, был на охоте, заехал в заповедный лес Олега и повстречался там с самим князем. Князь как узнал, что это сын Свенельда, велел его убить. Свенельд очень рассердился на Олега за убийство Люта и уговорил Ярополка воевать за это с братом. Битва у них вышла недалеко от города Овруча; дружина Ярополка одолела, воины Олега побежали к городским воротам, через ров, по мосту, и там стеснилось их так много, что друг друга сталкивали в ров, столкнули и Олега, он там и умер. Когда к Ярополку принесли труп его брата, он горько заплакал и сказал Свенельду: "Порадуйся теперь, сбылось твое желанье". А княжество Олегово взял Ярополк себе. Владимир услыхал обо всем этом, испугался и убежал из Новгорода за море, к варягам. Ярополк послал своего наместника в Новгород и стал княжить во всей Русской земле. Только в Полоцке княжил особый князь Рогвольд, у которого была красавица дочь по имени Рогнеда. Ярополк за нее посватался.

Владимир нанял много варягов, воротился в Новгород и выгнал оттуда наместника Ярополка. Новгородцы этому обрадовались, потому что любили Владимира. Он тоже послал сватать за себя Рогнеду. Рогвольд не знал, которого из двух князей выбрать в зятья, и спросил у дочери, за кого она хочет идти. Она сказала: "Не пойду за сына рабы". Тогда Рогвольд просватал ее за Ярополка. Послы Владимира и Добрыня рассердились, собрали большое войско, пошли к Полоцку, взяли его, убили Рогвольда и его сыновей и заставили Рогнеду выйти за Владимира. Потом пошли они и к Киеву. Свенельда уже не было; Ярополк во всем слушался другого боярина по имени Блуд. Владимир послал сказать Блуду, если он поможет погубить Ярополка, Владимир за это его станет считать вместо отца. Блуд поверил и стал Ярополку советовать совершить зло. Дружина у Ярополка была малая, он не мог в чистом поле биться с Владимиром и потому заперся в Киеве, а Владимир стал перед этим городом с войском. Блуд замыслил злое против своего князя и знал, что киевляне не будут помогать ему в этом умысле, стал говорить Ярополку, что киевляне ссылаются с Владимиром, что лучше уйти от них. Ярополк послушался его и убежал в город Родню. Владимир осадил этот город. Блуд опять стал говорить Ярополку: "Видишь, сколько войска у твоего брата; нам их не одолеть, лучше помирись с ним". Один верный воин из Ярополковой дружины по имени Варяжко советовал своему князю лучше идти к печенегам и просить их помощи, но Ярополк послушался Блуда, пошел к Владимиру; Блуд затворил за ним двери и не велел своим идти за ним, а два варяга из дружины Владимира напали на Ярополка и прокололи его мечами.

Варяги стали очень величаться, что помогли Владимиру завоевать Киев, требовали богатой дани; он им сказал, что дань собирается, а сам собрал войско. Когда они увидели, что у него войска и кроме их довольно, то не посмели буянить и отправились в Царьград. Владимир отпустил их, написал к греческому императору, чтобы он разослал их по разным городам, а не отправлял обратно в Русскую землю, что в ней и без них воинов довольно. Добрыня поехал наместником в Новгород.

Владимир стал княжить в Киеве. Он женился на вдове Ярополка. Тогда русские князья жили все равно как теперь турецкие султаны, женились на многих женах. У Владимира их было 800. Рогнеда очень горевала, так что даже ее прозвали Гориславой. И взяло ее большое зло на Владимира; вспомнила она и смерть отца, и братьев, и то, что он ее почти совсем бросил. Жила она уже не в Киеве, а близ этого города, в селе Предиславине. Раз Владимир заехал туда после охоты и заснул крепко. Рогнеда решилась за все отомстить разом, достала нож и занесла уже руку над грудью князя. Но он проснулся, выхватил у нее нож, велел ей одеться, как она была одета в день своей свадьбы, и дожидаться его. В страхе она научила маленького сына своего Изяслава, что делать. Только что Владимир вошел с мечом в руке, чтобы ее убить, как Изяслав подошел к нему и говорит: "Разве ты думаешь, что ты здесь один?" "А кто же знал, что и ты здесь!" - сказал ему на то Владимир, бросил меч, вышел из комнаты и спросил бояр, что делать с Гориславой. Бояре сказали: "Помилуй ее ради ребенка". Владимир дал ей с Изяславом город Полоцк. Там они и умерли. Род Изяслава стал княжить в Полоцке.

Народ любил Владимира. Он не давал русских в обиду, победил поляков, взял у них города, которые назывались червенскими, победил также болгар, которые жили по Волге. В этом походе был и Добрыня. Болгары хотели было платить дань, но Добрыня посмотрел на них и сказал Владимиру: "Нет, оставь их, они не будут данниками; видишь, они в сапогах, а мы поищем лучше лапотников". Владимир и тем еще угождал народу, что очень честил идолов, поставил в Киеве истукан Перуна, деревянный, с серебряной головой и с золотым усом, а Добрыня поставил истукан Перуна же в Новгороде.

Владимир победил еще ятвягов и когда воротился из этого похода, то старшины киевские сказали: "Кинем жребий, кого принести в жертву Перуну". У славян был тогда обычай иногда и людей приносить в жертву, то есть закалывать перед идолами. Жребий пал на молодого варяга по имени Иоанн. Иоанн и отец его Феодор были христиане. Народ послал к Феодору, чтобы он выдал сына на жертву. Но Феодор сказал им: "У вас не боги, а дерево; ныне есть, а завтра сгниют; не едят, не пьют, не говорят, их сделали люди. Бог один. Он сотворил и небо, и солнце, и звезды, и месяц. А эти боги, что сделали? Сами они сделаны. Не дам сына в жертву бесам". Народ рассердился, бросился к дому варяга, сломал забор; Феодор встал в сенях с сыном. Народ закричал: "Дай сына богам". А Феодор сказал им: "Если они боги, то пусть сами возьмут его". Народ еще пуще рассвирепел и убил обоих. Оба они святые.

Многие русские призадумались о словах Феодора. А как подумали, то и не могли не сознаться, что варяг говорил правду. Стал раздумывать и сам Владимир и увидел, что вера в Перуна неправая. Тут, кстати, соседние народы стали уговаривать Владимира перейти в их веру. Пришли послы от камских болгар, от немецких католиков, от евреев и от греков. Болгары были магометанской веры. Стали они рассказывать о ней Владимиру, сказали, будто на том свете у каждого магометанина будет в раю по нескольку жен, которые никогда не состарятся. Это понравилось Владимиру, да не понравилось, что магометанам нельзя пить вина и есть свинины. Начали ему немецкие католики говорить о своей вере. Но он сказал, что не примет веры от папы. Кроме тех славянских племен, которые жили в России, были еще их племена ляхи в Польше, чехи в Богемии моравы, сорабы, оботриты и поморяне в Германии и прочие. Тех славян, которые жили в Германии, католики насильно обращали в свою веру и очень притесняли. Так, может быть, поэтому и не хотел Владимир иметь с католиками дело. Евреи тоже хвалили свою веру. Но Владимир спросил их: "Где ваше отечество?". Они сказали: "В Иерусалиме, но Господь во гневе расточил нас по чужим странам". Владимир ответил: "А если Бог вас отверг и расточил, как же вы смеете проповедовать свою веру?" Греческий посланный рассказал Владимиру, как Господь Иисус Христос сошел на землю для нашего спасения, как он вторично придет судить живых и мертвых. Посланник показал князю и картину Страшного суда. Владимир задумался и сказал: "Хорошо добрым и горе злым!" А грек отвечал ему: "Крестись и будешь в раю с добрыми". Однако он не хотел спешить, боялся ошибиться в таком важном деле. Посоветовался с боярами. Они ему сказали: "Всякий свою веру хвалит, а лучше послать в разные земли узнать, где вера лучше". Владимир послал десять самых умных бояр к болгарам, немцам и грекам. У болгар они нашли бедные храмы, унылые молитвы, печальные лица; у немцев много обрядов, да без красоты и величия. Наконец они приехали в Царьград. Император узнал об этом и сказал: "Пусть они увидят славу Всевышнего". В Царьграде была церковь св.Софии, там велел император показать русским служение патриарха. С патриархом служило множество духовенства, иконостас сиял в золоте и серебре, фимиам наполнял церковь, пение так и лилось в душу. Когда же вышли с великим выходом, народ упал ниц, говоря: "Господи, помилуй!" Русским показалось, что явились ангелы и вместе с людьми славословили Бога. Когда послы воротились в Киев, то сказали: "После сладкого человек не захочет горького; так и мы: увидя греческую веру, не хотим иной". Владимир еще раз созвал бояр посоветоваться. Они сказали: "Если бы вера греческая не была лучше всех, не приняла бы ее мудрая Ольга".

Тогда Владимир решил креститься, но не хотел он просить об этом греков, боялся этим унизить себя, а хотелось их принудить. Вероятно, все слыхали про Севастополь? Так почти на том же месте, где теперь Севастополь, стоял в то время богатый город Херсон, или Корсунь, подвластный греческому императору. К этому-то городу подступил Владимир. Херсонцы долго отбивались. Он велел насыпать вокруг города вал, чтобы оттуда бить херсонцев, но они сами подкопались под стеной и каждую ночь уносили землю, которую русские днем насыпали для вала. Но был, однако же, между ними доброхот Владимира по имени Анастас. Он пустил в стан Владимиру стрелу, на которой было написано: "За тобой с востока колодцы, из которых идет вода в город, перейми ее". Владимир так и сделал. Херсонцы сдались. Он написал тогдашним греческим иператорам Василию и Константину: "Если вы не отдадите за меня вашей сестры, то и с Царьградом будет то же, что с Херсоном". Они отвечали: "Нельзя христианку выдать за язычника, но если крестишься, то получишь и сестру нашу, и вместе царство небесное". Владимир согласился, говоря, что их вера и прежде ему нравилась. Сестра императоров Анна очень опечалилась и говорила: "Иду точно в полон, лучше бы мне здесь умереть". Но братья утешали ее тем, что через ее посредство Господь просветит Русскую землю. С нею приехали к Владимиру греческие бояре и священники. В это время у него разболелись глаза, и он ничего не видел. Царевна сказала ему: "Поскорее крестись, если хочешь исцелиться". Епископ корсунский окрестил Владимира, князь в ту же минуту прозрел и воскликнул: "Теперь только я узнал истинного Бога!" Видя это, окрестились многие из дружины. Владимир женился на Анне и воротился с нею в Русскую землю, а Херсон отдал грекам.

А.О. Ишимова, 1866 г.

Глава "Владимир и его братья" из книги История России в рассказах




Сергей Бодров-младший Алексей Жарков Екатерина Васильева Сергей Бондарчук  
 
 
 
©2006-2019 «Русское кино»
Яндекс.Метрика