Поиск на «Русском кино»
Русское кино
Нина Русланова Виктор Сухоруков Рената Литвинова Евгений Матвеев

Ссоры князей (Продолжение)

История России. Глава VIII

Андрей, сын Юрия Владимировича, был храбрый и разумный князь. Юрий хотел, чтобы он жил близ Киева, а после его смерти княжил в этом городе. Но Андрею там не полюбилось. Да нечему и полюбиться было. Князья беспрестанно ссорились, нарушали клятвы, призывали половцев на Русскую землю. Бояре и народ, особенно в Киеве и Галиче, своевольничали. Черные клобуки были немногим лучше половцев, так же за деньги и добычу готовы были служить всякому и всякого оставить, так же падки на грабеж, часто вместо того, чтобы помогать русским против половцев, тайком помогали этим разбойникам. Андрей по своему уму видел, что эта неурядица не кончится добром для Русской земли, что надо старшему князю быть старшим не только на словах, но и на деле. А можно ли было таким сделаться киевскому князю? Как только он становился великим князем, то прежнюю свою землю отдавал кому-нибудь из родных. Значит, под властью у него и оставались одни киевляне да черные клобуки, а не захотят они его слушаться - что тогда ему делать? Ждать помощи от родных? Да еще захотят ли они помогать и когда-то придут на помощь? Конечно, если бы можно было вполне положиться на верность киевлян, то князья киевские еще могли бы как-нибудь управляться. Но одни киевляне думали, что у них должен был княжить самый старший князь, а как начались у разных родов споры за старшинство, то где же было народу распознать наверное, кто старший. А другие киевляне того держались, чтобы был хотя и не старший, но лишь бы хороший князь. Но старшие князья не соглашались на это. Особенно дяди не уступали старшинства племянникам.

В старинной Руси закона о наследстве престола не было. Один князь себе присваивал Киев, другой себе, а киевляне старались в пользу того, кто был для них выгоднее. Это им так полюбилось, что они стали противиться новому порядку, который хотел ввести Андрей Юрьевич и при котором им нельзя было бы своевольничать. Поэтому он уехал в бывший удел своего отца. Там были только два старинных города: Ростов и Суздаль. Все прочие были вновь построены Юрием; иные после построил и сам Андрей. Жители новых городов очень любили Юрия и Андрея, своих благодетелей, и не думали о княжеских счетах о старшинстве. Будь Андрей моложе какого-нибудь Олеговича, они все-таки заступились бы за Андрея. Андрею Юрьевичу именно и нужны были такие люди, которые бы за него всегда стояли, потому что он замыслил великое дело - покончить все княжеские счеты о старшинстве и заставить всех князей поступать по его воле. Когда Юрий умер, Андрей Юрьевич взял всю суздальскую и ростовскую землю себе, братьям не дал уделов и даже выгнал из их земель. Иначе и нельзя было сделать. Если бы он допустил разделить свое княжество, то не был бы столько силен, чтобы заставить иных князей покоряться. Братья сердились на Андрея, бояре тоже озлобились на него за то, что он не позволил им своевольничать и притеснять простых людей. Сердились еще на него жители Ростова и Суздаля за то, что он больше их городов любил Владимир на Клязьме и почти всегда жил в нем. Но Андрей Юрьевич продолжал свое дело. В соседстве с его княжеством жили болгары на Волге. Он победил их и увеличил свою землю. Новгородцев он заставил себя слушаться, хотя они раз и побили его войско. Но Андрей Юрьевич вот чем смирял их. В Новгородском княжестве недоставало своего хлеба, хлеб подвозили туда из его земель; когда новгородцы не слушались его, Андрей не пропускал к ним хлеба, и они поневоле смирялись. На Киев он сперва не обращал внимания; за этот город воевали друг с другом роды Мономаха и Олега. Наконец, старшим всех по родовым счетам сделался Андрей Юрьевич. Его и позвали княжить в Киев, но он не поехал туда, а послал княжить брата. Но явился сильный противник Андрею Юрьевичу - Мстислав Ростиславич Храбрый, племянник Изяслава Мстиславича. Он вместе с братьями одолел войска Андрея. Владимирский князь хотел однако же идти с большим войском отплатить за это, но не успел.

Он не спускал своевольства и притеснений даже родным и казнил Кучковича, брата своей жены. Другой Кучкович, Яким, и зять их Петр задумали извести за это самого князя. Андрей Юрьевич всегда жил во Владимире или в селе Боголюбове, оттого и прозвали его Боголюбским. Во Владимире он построил соборную церковь Богоматери; в ней были золотые двери и паникадила, серебряный амвон, иконы, осыпанные жемчугом. Андрей Юрьевич приказывал показывать ее всякому пришельцу из чужой земли, чтобы иноверцы видели истинное христианство и крестились. И точно, многие крестились. Был в числе их один яс по имени Анбал. Он в крайней бедности пришел в Киев, Андрей Юрьевич принял его к себе в службу и дал место ключника, чрез что он получил большую силу. Но вместо благодарности он пристал к злодеям, которые замыслили погубить князя. Всех их набралось человек двадцать. В опочивальне Андрея Юрьевича висел меч его, который прежде был у святого князя Бориса. Анбал тихонько украл этот меч, и когда настала ночь, с Якимом, Петром и другими пошел к княжеской опочивальне. Но вдруг стало им страшно. Они спустились в княжеский погреб, напились допьяна и опять пошли к опочивальне. Стали стучать, Андрей спросил: "Кто там?" Они ответили: "Прокопий". Прокопий был княжеский любимец. Но князь по голосу догадался, что это не Прокопий и стал искать меч. Между тем злодеи выломали дверь и бросились на князя. Андрей был очень силен и повалил первого, кто подошел к нему. Они в потемках стали рубить упавшего товарища, но потом напали и на князя; он долго отбивался, хотя его со всех сторон рубили мечами, саблями, кололи копьями. "Что я вам сделал? - говорил князь. - Господь вас накажет!" Наконец он упал. Убийцы схватили раненого своего товарища и побежали из опочивальни. Они думали, что князь убит, и дрожали всем телом. Но Андрей поднялся, застонал и пошел из опочивальни. Они услыхали стон, воротились и увидели, что его кет в опочивальне. "Пропали мы теперь! Что нам делать?", - стали они говорить друг другу и принялись искать князя. Зажгли свечу. Кровавый след шел из опочивальни; они пошли по нему и увидели князя за лестничным столбом. Петр отсек князю руку, а другие прикончили его. Злодеи ограбили все именье князя и стали набирать дружину. Они боялись, что владимирцы нападут на них и послали сказать им: "Если собираетесь на нас, так мы готовы, а князя убили не мы одни, и между вами есть наши соучастники". Владимирцы сказали: "Кто с вами заодно, пусть с вами и останется, а нам не надобен". Убийцы выбросили тело князя на огород. Туда пришел его верный слуга Кузьма-киевлянин и стал его оплакивать. Подошел туда и Анбал. Кузьма сказал ему: "Дай хоть ковер покрыть нашего господина". Анбал ему на это: "Ступай прочь, мы хотим бросить его собакам". Тут Кузьма закричал: "Собакам бросить! Ах ты еретик! В каком ты платье пришел сюда? Теперь стоишь в бархате, а князь нагой лежит. Честью прошу, дай ковер". Анбал выдал ковер; Кузьма обернул тело князя и понес в церковь. Но и в церковь не пустили его, а сказали: "Брось в притворе". Так в притворе и пролежало двое суток тело Андрея Юрьевича. На третий уже день положили его в церкви, а на шестой владимирцы прислали за ним духовных, перенесли тело его во Владимир и похоронили в соборе. Там и теперь почивают святые нетленные мощи его, потому что благоверный князь Андрей - святой.

Великим князем владимирским сделался Всеволод III Юрьевич, брат Андрея. Он был такой же умный князь, как Андрей Юрьевич, и тоже хотел один быть властителем в Русской земле.

Были в то время другие хорошие князья; особенно прославился князь Роман Мстиславич Волынский, внук Изяслага Мстиславича. В Галиче после клятвопреступника Владимирка был князем сын его Ярослав, прозванный Осмомыслом. При нем княжество Галицкое стало очень сильно. Сын Ярослава, Владимир, княжил очень нехорошо; галицкие бояре стали подзывать Романа Мстиславича. Владимир забрал много золота и серебра и убежал к венграм. Венгерский король Бела согласился ему помогать, выгнал из Галича Романа, но не отдал княжества и Владимиру, а присвоил себе и посадил Владимира в заточенье в башню. Владимир там подкупил двух сторожей, изрезал полотно, какое у него было, свил из него веревку, спустился из окна и ушел вместе со сторожами в немецкую землю. Немецкий император велел польскому королю помочь Владимиру, и точно, с помощью поляков этот князь взял Галич. Однако после его смерти Роман взял себе Галич и стал очень силен. На Волынское княжество тогда часто нападал народ литовцы. Но Роман укротил их, даже часть их покорил своей власти и насильно заставил пахать землю. Говорят, он запрягал их в соху и заставлял орать (пахать) и оттого сложилась пословица: "Роман, Роман, худо ты живешь, литвою орешь". Трудно ему было княжить, много он воевал и с другими русскими князьями, и с поляками, и с венграми. В одной войне с поляками их послы приехали к нему и уговорились о мире. Роман понадеялся на это и поехал с малою дружиною на охоту, а поляки из засады напали на него и убили.

В Киеве много князей переменилось, а город стал приходить в упадок. Его не раз брали приступом разные князья, а в войске их при этом были половцы, которые страшно грабили.

Другие князья мешали суздальским князьям в их делах и защищали старинный обычай, от которого все зло выходило. Оборонял его Мстислав Храбрый, а еще больше сын его Мстислав Удалой. Он заслужил свое прозвище. Только мало пользы выходило из его удали. Сперва он владел маленьким городом Торопцом; но его позвали княжить к себе новгородцы. Всеволод Юрьевич не хотел этого, но Мстислав не уступил, пошел против него с войском, и Всеволод с ним помирился. Вскоре после этого Всеволод, видя свою старость, стал раздавать уделы своим сыновьям; старшему, Константину, дал Владимир, второму, Юрию, - Ростов. Но Константин сказал: "Батюшка, если хочешь сделать меня старшим, то дай мне Ростов". Всеволод Юрьевич рассердился на это, призвал архиерея и бояр и за непочтение Константина лишил его старшинства, сделал великим князем Юрия и отдал ему Владимир. Вскоре после этого Всеволод умер. Он был князь очень справедливый, миловал добрых и нещадно казнил злодеев. Только что он умер, Константин восстал на Юрия; Юрий сперва его победил, но Удалой стал помогать Константину. Мстислав жил дружно с новгородцами, но они в это время очень своевольничали. Если князь им не нравился, то они говорили: "Поезжай от нас куда хочешь", и брали другого. Услыхал Мстислав, что хотят и с ним так же сделать, не стал этого дожидаться и добровольно уехал на юг. Новгородцы позвали к себе княжить Ярослава, брата Юрия Всеволодовича, а Мстислав занялся галицкими делами. Дети Романа Мстиславича были еще малолетними; король венгерский их именем захватил галицкую землю и посадил туда такого правителя, которого галичане за его дела назвали антихристом. Потом начались в Галиче большие смуты. Один боярин по имени Владислав сделал такое дело, какого до того времени не бывало на Руси: с помощью венгров сам стал княжить, но потом был убит и сильно повредил всему своему роду, потому что за его поступок родных его ни один князь не принимал к себе на службу. Галичане даже до того дошли, что повесили двоих князей. Венгры, согласясь с поляками, совсем было захватили это княжество, но Мстислав Удалой выгнал их оттуда и выдал свою дочь Анну за сына Романова Даниила, князя еще очень молодого, но храброго и умного. Однако венгры с поляками опять его выгнали из Галича, а в Новгороде между тем приключилась великая беда. Ярослав Всеволодович прогневался на новгородцев, уехал из Новгорода и захватил себе город Торжок. Осенью мороз побил весь хлеб в Новгородской области, а Ярослав не велел туда пропускать ни одного воза с хлебом из низовой земли. И начался в Новгороде страшный голод; бедные люди ели сосновую кору, липовый лист, мох, отдавали детей в рабство, трупы не успевали хоронить: они повсюду валялись, и собаки их съедали. Новгородцы просили Ярослава помиловать их, а он даже не дал им ответа. Тогда Мстислав приехал в Новгород. Поцеловал он крест с новгородцами - не расставаться ни на жизнь, ни на смерть. Удалой с малою дружиною пошел на Ярослава. Юрий стал защищать брата, а Константин взял сторону Удалого. Сошлись на реке Липице. У Юрия и Ярослава было гораздо больше войска, чем у их неприятелей. Удалой просил мира, а они и слышать не хотели, даже говорили своим воинам: "Когда достанется вам их обоз, то вам все именье, а кто вздумает взять живого человека, тот будет сам убит; не оставим ни одного живого человека, кто из них побежит и попадется, таких вешать или распинать". Как только сошлись оба войска, новгородцы слезли с коней, побросали с себя сапоги и бегом бросились на суздальцсв. Мстислав трижды проехал по вражьим полкам и рубил топором направо и налево. Суздальцы падали, как колосья на жатве, и побежали. Летописец говорит, что в этой битве у Мстислава всего убито 6 человек, а у его неприятелей 9000. После этого Константин взял Владимир, а Юрий стал княжить в маленьком городке на Волге.

Одолев суздальцев, Мстислав оставил Новгород и пошел на Галич с нанятым войском. Венграми и поляками, которые занимали Галич, начальствовал воевода Филя. Когда ему сказали о русском войске, он ответил: "Один котел много горшков побивает". Однако Мстислав одолел его, взял в плен и покорил Галич. Между тем Константин умер, и в Ростове с Владимиром опять стал княжить Юрий, в Новгороде - Ярослав. А в Галиче Мстислав обручил свою дочь с венгерским королевичем и обещал ему Галицкое княжество, хотя законным наследником Галича был Даниил Романович. Сам Мстислав говорил ему: "Согрешил я, что не дал тебе Галича, ну, да еще Бог даст, поправим дело и отнимем его у венгров". Но Мстислав не успел поправить этого дела. Ему помешало нашествие татар.

Несмотря на княжеские усобицы, Русская земля перед нашествием татар стала гораздо богаче, чем была тогда, когда славяне и финны призвали Рюрика. Народ уже повсюду занимался хлебопашеством. Было уже в ней до 100 городов. Особенно торговлей прославился Новгород. Новгородцы более всего торговали мехами.

От этого времени остались песни и сказки, особенно о богатырях Владимира. Осталось еще сочинение, которое называется "Слово о полку Игореве", в котором описывается поход северского князя Игоря против половцев. Кроме св. Нестора и Владимира, некоторые другие лица писали летописи, поучения, описывали путешествия в Святую Землю. Лучшие поучения в это время писал Кирилл, епископ туровский.

А.О. Ишимова, 1866 г.

Глава "Ссоры князей (Продолжение)" из книги История России в рассказах




Сергей Бодров-младший Алексей Жарков Екатерина Васильева Сергей Бондарчук  
 
 
 
©2006-2019 «Русское кино»
Яндекс.Метрика