Поиск на «Русском кино»
Русское кино
Нина Русланова Виктор Сухоруков Рената Литвинова Евгений Матвеев

Дмитрий Донской

История России. Глава XIII

Много трудов выпало Дмитрию Иоанновичу. Правда, орда стала слабее, чем при Батые, но все-таки была очень сильна. Литовский князь Ольгерд выжидал только удобного случая напасть на Восточную Русь. Князья тверские и рязанские назывались великими и не хотели уступить старшинство московским князьям. Дмитрий Константинович нижегородский тоже попробовал было отнять у Дмитрия Иоанновича Владимир, но был вторично выгнан оттуда московскими полками. Дмитрий Иоаннович дал ему в удел Суздаль, и потом, когда меньший брат Дмитрия Константиновича вздумал обижать последнего, Дмитрий Иоаннович защитил бывшего врага и завоевал ему Нижний Новгород. Они даже подружились после этого, и Дмитрий Иоаннович, которому уже исполнилось 16 лет, женился на дочери Дмитрия Константиновича Евдокии. В этот самый год опять появилась на Руси черная смерть и погубила множество народа, а Москва почти вся погорела. Дмитрий Иоаннович снова отстроил ее и заложил каменный Кремль. Скоро, пригодилась эта крепость.

Дмитрий Иоаннович поссорился с Михаилом Александровичем тверским, на сестре которого был женат Ольгерд. Литовский князь заступился за тверского, победил московских воевод, взял несколько малых городов и сел, перебил много безоружного народа, но боялся подступить к московским стенам и ушел в Литву. Михаил даже задумал получить великое княжество Владимирское и выхлопотал у Мамая ярлык на него, но Дмитрий Иоаннович занял конными отрядами все пути из орды; они гнали Михаила с места на место, и он едва успел убежать в Литву. Князья уже не позволяли татарам грабить. Рязанский и нижегородский князья даже побили их за грабежи.

Ольгерд в другой раз пошел на Москву. Сперва он осадил городок Волок-Ламский, где воеводой был Василий Березуйский. Он три дня бился с литовцами и не пустил их в город. Ольгерд, чтобы не терять времени, пошел к Москве. Дмитрий Иоаннович смело ждал его; двоюродный брат Дмитрия Владимир Андреевич и рязанское войско шли, чтобы с двух сторон ударить на литовцев. Ольгерд устрашился, просил мира, отдал дочь свою за Владимира Андреевича и воротился в Литву. Михаил выхлопотал себе другой ярлык в орде. Мамай хотел дать ему и войско, но Михаил боялся, что оно станет грабить русских, а за это и его самого русские возненавидят. Он взял с собою только ханского посла. Но Дмитрий послал сказать этому послу: "К ярлыку не иду, Михаила в столицу не пускаю, а тебе, послу, даю свободный путь". Однако Дмитрий чувствовал, что у него еще нет довольно силы обороняться, если вся орда пойдет на него: приходилось ехать к Мамаю на поклон и умилостивлять его. Народ боялся, чтобы с Дмитрием не было того же, что с Михаилом Ярославичем тверским, и еще больше полюбил Дмитрия за то, что он для Русской земли не боялся пойти на явную опасность. Только что Дмитрий уехал, явились необыкновенные знамения: на солнце были видны черные пятна, будто гвозди; сделались такие туманы, что днем в двух саженях нельзя было рассмотреть лица человеческого; птицы не смели летать и стаями ходили по земле. Такая тьма продолжалась около двух месяцев. Все думали, что это не к добру, и что Дмитрий непременно погибнет. Но вышло напротив. Татары были очень довольны, что московский князь приехал к ним с поклоном. Хан и Мамай приняли его ласково и утвердили его в великом княжении. Мамай всем распоряжался в орде, делал ханом кого хотел, но считался только темником, то есть воеводой.

Вскоре стал воевать с Дмитрием Олег рязанский. Рязанцы наперед хвалились победой и говорили: "Нам не надо ни щитов, ни копий, а только веревки, вязать москвитян". Но воевода московский Дмитрий Михайлович Волынский-Боброк победил их, и Олег должен был признать Дмитрия старшим. Ольгерд в третий раз пошел на Москву, но Дмитрий встретил его с сильным войском. Ольгерд опять помирился с ним и два года не беспокоил Руси. В это время ханские послы приехали в Нижний Новгород и стали поступать, как они прежде делали. Нижегородцы их перебили, за это Мамай опять разгневался на Дмитрия и обещал Михаилу свою помощь. Ольгерд тоже. Михаил, надеясь на них, начал войну с Дмитрием. Дмитрий осадил Тверь; тверитяне храбро бились, однако потерпели большое разорение. Литовцы шли было к ним на помощь, но узнали о силе Дмитрия и воротились. Тверской князь просил у него мира. Дмитрий Иоаннович согласился, возвратил Михаилу Александровичу все города, но за то тверской князь обязался везде стоять заодно с московским, не дружиться без него с Литвой и не искать великого княжения у татар.

Татары собрались отомстить Дмитрию и нижегородцам. Пришел на Русь татарский царевич Арапша с большим войском. Сам Дмитрий Иоаннович пошел на него, но татары долго не показывались. Дмитрий Иоаннович воротился в Москву, а войско отправил против татар к мордовской земле с воеводами и двумя молодыми суздальскими князьями. Эти князья и воеводы стали тешиться звериной ловлей у реки Пьяны. Русские поснимали с себя латы и шлемы, даже оружие сложили в возы и одежду с плеч поспускали. А другие еще разошлись по окрестным селам и напились пива и меду. Они думали, что татары далеко, но мордовские князья подвели Арапшу к реке Пьяне; Арапша был мал ростом, будто карлик, но очень лют и храбр. Его войско с пяти сторон бросилось на русских и побило их наголову. С тех пор на Руси пословица: "За Пьяною люди пьяны". Татары пограбили Нижний и Рязань. Рязанский князь Олег храбро бился с ними и едва успел убежать весь израненный. Русские за измену мордвы пошли в ее землю и много народу перебили. За это Мамай сильно прогневался и послал на Русь мурзу Бегича с большим войском. Дмитрий сам его встретил у реки Вожи. Русские дружно бросились на татар и побили их. Все очень обрадовались, потому что до того времени русским еще ни разу не удавалось побить татар в чистом поле, и они думали, что татары непобедимы.

Мамай страшно разъярился, но не посмел тогда же напасть на Русь и стал собирать войско. В ту же пору Дмитрий избавился от другого страшного врага: умер Ольгерд. Великим князем литовским стал сын его Ягайло. Он поссорился с дядей своим Кейстутом. Кейстут сперва выгнал было его из Вильны, литовской столицы, но потом Ягайло одолел и убил Кейстута. Но сын Кейстута Витовт стал воевать с Ягайлой. Даже двое родных братьев Ягайлы поссорились с ним, убежали в Русскую землю и поступили на. службу к Дмитрию. Великий князь воевал с болгарами. Их победил воевода Дмитрий Волынский-Боброк, тот же, который побил войско Олега.

В это время скончался митрополит Алексий. Он много помогал Дмитрию своими советами и был очень добродетелен. Святые мощи его почивают в Москве в Чудовом монастыре. Вместо него Бог послал Дмитрию Иоанновичу другого хорошего советника. Сын ростовского боярина, жившего в городе Радонеже, Варфоломей, с детства вел самую святую жизнь; в юности принял монашеский чин и назван Сергием. Он поселился в глухом лесу, в 60 верстах от Москвы, прославился там чудесами; к нему стеклось множество учеников, и так началась Святотроицкая Сергиевская лавра. Великий князь Дмитрий очень почитал святого Сергия Радонежского и во всех важных делах просил его совета. А скоро хорошие советы очень понадобились великому князю.

Мамай два года набирал войско, чтобы отомстить русским за вожскую битву, нанимал половцев, турок, черкесов, жидов и армян, собрал всех ордынских князей и сказал им: "Казним непокорных рабов, сожжем их города, села и церкви, обогатимся русским золотом!" Ягайло обещал помогать Мамаю. Олег рязанский знал, что татары прежде всего нападут на его княжество, думал, что и Дмитрий не посмеет обороняться от такого страшного войска, а убежит куда-нибудь. Поэтому Олег вошел в дружбу с Мамаем, для того чтобы татары помиловали его княжество, и потом, может быть, надеялся, когда они победят Дмитрия, получить что-нибудь из его городов или самому сделаться владимирским великим князем. Но прочие князья все стали заодно с Дмитрием. Ополчилась вся Восточная Русь кроме Рязани. Дмитрий поехал к св.Сергию просить благословения. Св.Сергий благословил его и предсказал, что прольется много крови, но русские одолеют. В числе монахов, учеников святого Сергия, были Пересвет и Ослябя, прежние воины. Он благословил их идти на врагов с великим князем. Дмитрий у города Коломны осмотрел свое войско и пересчитал. Оказалось, что Русская земля никогда еще не выводила такой рати. Думают, что у Дмитрия было 150000 воинов и даже больше. Подойдя к Дону, русские князья и бояре стали рассуждать, перейти им эту реку или нет. Многие думали, что лучше не переходить ее, но великий князь пошел на другую сторону реки, чтобы помешать Мамаю соединиться с Ягайлой. Тогда же пришло к великому князю письмо от св.Сергия, где он советовал немедля ударить по врагам.

Русское войско сошлось с татарским в самый день, когда празднуется Рождество Богородицы, 8 сентября, в 1380 году от Рождества Христова на поле Куликовом за Доном у реки Непрядвы. Дмитрий с высокого холма смотрел на свое войско, вспомнил, сколько людей скоро лишатся жизни, заплакал и стал молиться на образ Спасителя на своем черном великокняжеском знамени. Он объехал рать, называл воинов милыми братьями, уговаривал храбро биться, говорил, что тех, которые будут убиты, ждет слава между людьми и венцы мученические. Князья и воеводы уговаривали его, чтобы он сам не вступал в битву, а только распоряжался, но Дмитрий отвечал: "Где вы, там и я. Если останусь сзади, то могу ли сказать вам: братья! Умрем за отечество". Между тем печенежский богатырь из войска Мамая исполин ростом вызывал кого-нибудь из русских сразиться с ним один на один. Выехал инок Пересвет, схватились они и пали оба мертвые. Татары удивились, они думали, что никто не устоит против их богатыря. Сам Дмитрий с передовым полком ударил на татар. Сошлись и другие полки. Началась страшная сеча на пространстве пяти верст. Кровь лилась рекою, трупов было столько, что лошади не могли ступать: пешие ратники гибли под конскими копытами, задыхаясь от тесноты. Наконец татары стали одолевать, пешая русская рать лежала, как скошенное сено; уже татары пробились к великокняжескому знамени, и дружина Дмитриева с большим трудом его отстояла. Но еще часть Русского войска стояла в засаде и не была в битве. Этой засадой начальствовали двоюродный брат Дмитрия князь Владимир Андреевич и Дмитрий Михайлович Волынский-Боброк. Владимир давно уже порывался в битву, но Волынец удерживал его, потому что ветер дул в лицо русским. Наконец ветер переменился. Волынец сказал: "Теперь пора!" и засадное войско бросилось на татар. Они не выдержали этого удара и побежали. Русские далеко их гнали и завладели всем станом. Князь Владимир Андреевич велел трубить, усталые воины собрались, но великого князя Дмитрия не было. Стали его искать повсюду; наконец два воина увидали его под деревом: в схватке татары оглушили его ударом, и он замертво упал с коня, однако смертельных ран на нем не было. Князья и воеводы стали перед ним на колени и сказали: "Государь! Ты победил врагов". Он поблагодарил Бога, обнимал брата и других князей и воевод, сел на коня, объехал все поле, целовал даже простых воинов. Лежало множество убитых русских, но татар вчетверо более. Всего убитых было 200000. Велика была радость русских. Повсюду славили князя Дмитрия Иоанновича и прозвали его Донским, а Владимира Андреевича - Храбрым. И никто не смел с этой поры спорить о старшинстве с родом Донского, потому что Русь знала, какое добро он ей сделал, помнила, что московский князь умел собрать ее силы и дать отпор татарам.

Мамай хотел снова собрать войско и отомстить Дмитрию, но был побежден ханом Тохтамышем, убежал в город Кафу, и там его убили. Ягайло, как узнал, чем кончилась Куликовская битва, убежал. Олег помирился с великим князем московским. Но Тохтамыш прислал требовать, чтобы русские князья поехали к нему в орду. Дмитрий дал ему подарки, но платить дань отказался. Тохтамыш собрал войско и неожиданно пошел на Русь. Олег указал татарам броды на Оке и явился к Тохтамышу с дарами. Нижегородские князья тоже, Дмитрий Иоаннович не успел собрать войска и уехал в Кострому. В Москве народ возмутился, не слушался митрополита и бояр. Наконец приехал туда князь Остей, внук Ольгерда, выходец из Литвы; он ободрил москвичей и вместо с ними стал защищаться в Кремле. Татары пошли на приступ. Но русские обливали их кипятком, били камнями, толстыми бревнами и к вечеру отразили. Были у москвичей и пушки, но только стреляли из них каменьями. На четвертый день знатные татары подъехали к стенам Москвы и сказали, что Тохтамыш воюет не с москвичами, а только с их князем, что если они покорятся татарам, отворят ворота, то Тохтамыш их помилует. Татары поклялись в этом, поклялись и сыновья нижегородского князя, бывшие в татарском войске. Москвичи поверили, отворили ворота и с крестами и дарами вышли к татарам. Татары бросились на них и перебили всех без разбора: и стариков, и женщин, и детей, все пожгли и разграбили. После этого они разорили еще много других городов. Но Владимир Андреевич побил один татарский отряд. Тохтамыш узнал об этом и ушел в свои степи. Но княжества Московское и Владимирское были страшно разорены. А князья тверской и рязанский еще начали вражду с Дмитрием Иоанновичем. Тверской хотел с помощью Тохтамыша получить Владимир. Св. Сергий усовестил Олега и уговорил его помириться с Дмитрием. А чтобы не повредил тверской князь, Дмитрий отправил в орду своего сына Василия. Тохтамыш утвердил Дмитрия великим князем, но взял с него тяжкую дань. Тогда Дмитрий помирился с тверским князем, но поссорился с новгородцами. Из Новгорода много удальцов ходило на разбой по Волге. Лодки их назывались ушкуями, а сами они - ушкуйниками. Они много делали зла и даже совсем разграбили Кострому. За это Дмитрий Иоаннович пошел на Новгород, заставил новгородоцев покориться и заплатить себе дань. Но удальцы новгородские много делали и добра Русской земле: они все дальше и дальше проходили на восток к Уральским горам. Они населили Устюг, Вятку и другие города, которые стали так сильны, что иногда воевали и с Новгородом. Пробрались новгородцы и в Пермь. Во времена Дмитрия Донского жил святой инок Стефан, который обратил пермяков в христианскую веру, и в их земле тоже появились русские селения.

А.О. Ишимова, 1866 г.

Глава "Дмитрий Донской" из книги История России в рассказах




Сергей Бодров-младший Алексей Жарков Екатерина Васильева Сергей Бондарчук  
 
 
 
©2006-2019 «Русское кино»
Яндекс.Метрика