Поиск на «Русском кино»
Русское кино
Нина Русланова Виктор Сухоруков Рената Литвинова Евгений Матвеев

Иоанн IV со времени покорения Казани до кончины Анастасии

История России. Глава XX

Астраханское царство славилось богатством и торговлей, но было не сильно. Крымцы и ногайцы часто нападали на него. Астраханский царь просил защиты у Иоанна Васильевича и обещался платить ему дань, но потом изменил, подружился с ногайским князем Юсуфом, отцом Сумбеки, нашим неприятелем, и думал, что турецкий султан защитит его от всех врагов. Ногайский князь Исмаил держал сторону России и просил Иоанна Васильевича, чтобы он завоевал Астраханское царство и отдал его родственнику Дербышу. Наши воеводы князь Вяземский побил астраханцев, а князья Пронский, Шемякин и Вешняков взяли Астрахань и возвели Дербыша на престол; он обещался ежегодно платить Иоанну дань 40000 алтын и 3000 рыб. В алтыне три копейки или шесть денежек. Но тогдашние серебряные денежки стоили гораздо дороже. Дербыш изменил Иоанну, понадеялся на то, что русских в Астрахани немного, и напал на них; но ногайский князь Исмаил и голова стрелецкий Черемисинов побили его, и Астрахань совсем была присоединена к России, а Черемисинов сделался там наместником и управлял очень хорошо.

До Иоанна IV не было в России постоянного войска, а как начнется война, тогда и собирались воины. От этого выходило много бед: иногда, например, нападут татары, а русское войско еще не успеет собраться. Так было при нашествии Тохтамыша и крымцев. Иоанн установил постоянное войско пехотное и конное. Пехотное называлось стрельцами. Они получали жалованье и жили в городах. Начальники их называли сперва головами, а потом полковниками. Кроме того, были наемники из немцев. Главное конное войско составляли дети боярские и казаки.

Во время татарского владычества многие потеряли свое имущество и родных, ушли в степи, жили там, где день, где ночь, питались тем, что удастся промыслить, подчас и грабежом. Вот из этих-то бродяг и составились казаки. Они еще называли себя черкасами. В числе их были, кроме русских, и другие народы: половцы, венгры, сербы, литовцы, даже татары, Разные были казаки; самые знаменитые донские, малороссийские и запорожские. Донские казаки жили на Дону, малороссийские - где прежде были княжества Киевское, Черниговское и иные, запорожские - по Днепру, за порогами, оттого они так и названы. Место, где жили запорожские казаки, называлось сечью. Женщин там совсем не было, и даже было постановлено казнить казака, который приведет туда женщину. Начальник всех запорожцев назывался кошевым атаманом. Под его начальством были другие атаманы куренные, и вся сеча разделялась на курени; из всякого народа можно было поступить в запорожцы; даже и не спрашивали, откуда кто пришел, но непременно требовали, чтобы был православный. Казаки беспрестанно воевали с турками и татарами и защищали от них русские, литовские и польские земли. Донские казаки были под властью московского царя, малороссийские и запорожские под властью польского короля. Но иногда случалось, что казаки соединялись с крымцами и вместе с ними нападали на Русскую землю. Конечно, это делали, большею частью те из них, которые служили польскому королю, а донские, напротив, верно служили Иоанну, хотя иногда грешили перед ним грабежами.

Земли шевкалская, тюменская и грузинская предлагали поддаться Иоанну, а черкесские казаки и один из сибирских князей, Едигёр, присягнули ему. Многие советовали ему покорить и Крым, но он еще не решался на это; идти туда было далеко и неудобно по степям; к тому же Крым был в подданстве у турецкого султана и привелось бы воевать с ним. А тогда это было очень страшно. Тогда турецкий султан был очень силен. Венгрия, Польша, немецкая земля его боялись, да и нам было не под силу с ним воевать. Так Иоанн Васильевич не покорил Крыма, однако же и не оставлял крымцев в покое. Удалой дьяк Ржевский и князь Вишневецкий сильно побили крымцев. Дьяками тогда назывались старшие чиновники в гражданской службе, а иногда служили они и в войске.

Всех же больше повредил крымцам брат Алексея Адашева Федор. Только с 8000 человек он на легких судах ворвался в Крым. Татары испугались: подумали, что пришел сам царь Иоанн. Адлшев всюду бил их, освободил множество русских и литовских пленных, взял много добычи, отбил нападения хана и благополучно воротился в Русскую землю.

В это же время увеличилась русская торговля. Англичанам очень хотелось пробраться в землю, которая называется Индией. Они думали, что можно туда проехать по Белому морю. В Индию они не проехали, но один их корабль въехал в реку Двину и остановился у монастыря святого Николая, где ныне город Архангельск. Англичане тогда совсем не знали, что есть земля Россия. Начальник или капитан этого корабля Ченслер поехал в Москву с письмом английского короля ко всем государям, чьи земли могли быть на пути Ченслера; Иоанн принял его очень ласково. С этого времени началась у нас торговля с англичанами, а за ними и другие народы стали ездить торговать к Белому морю.

Но по Белому морю плавать небезопасно и нельзя там вести такой большой торговли, как на Балтийском море. А побережье Балтийского моря прежде было под русской властью. Русские там построили город Юрьев; ливы, эсты и другие жители побережья платили дань русским князьям. Но в тяжелое время для Русской земли ливонские рыцари завоевали это побережье, Юрьев назвали Дерптом, построили там еще сильные крепости и города Ригу, Ревель, Нарву. Сами же рыцари изнежились, больше умели веселиться, нежели воевать. Начальники их ссорились между собой, Иоанна они прогневили тем, что по их проискам не пустили к нам Шмидта и искусных иноземцев. Царь потребовал с дерптского епископа старинной дани. Ливонцы придумали схитрить: обещались клятвенной грамотой платить дань, но сказали, что эта грамота не имеет силы, если ее не утвердит император, а императору писали, чтобы он ее не утверждал. Иоанн Васильевич стал называться ливонским государем. Рыцари дани не заплатили, и русское войско пришло к их границам. Рыцари прислали послов, но без денег; Иоанн велел позвать их обедать и вместо обеда подать им пустые блюда. Русское войско страшно опустошило Ливонию.

Против немецкого города Нарвы на другом берегу реки Нарвы стоял русский город Иван-город. В Нарве большая часть немцев были лютеранской веры. Лютеранская вера тоже христианская, только лютеране во многом отступили от православной церкви и не почитают ни святых икон, ни мощей. Немцы нашли образ Божией Матери и придумали его сжечь. Но образ в огне остался цел, а сделался пожар и охватил всю Нарву. Русские из Иван-города увидели это, переплыли через реку на бревнах и на чем попало и взяли Нарву. Потом они побрали еще много городов. Храбрый был человек последний магистр, то есть начальник рыцарей, Кетлер, но силы у него не было бороться с русскими. Князь Петр Шуйский осадил Дерпт, разбил стены пушками, заставил город сдаться и очень милостиво поступил с жителями, защитил их от всякой обиды, даже дал им разные льготы. Видя, что русские разоряют только тех, кто не покоряется им, и другие ливонские города стали сдаваться. Магистр всюду искал защитников. Три короля вступились за Ливонию: шведский, датский и польский. Но шведский король только просил за ливонцев: незадолго до этого он сам воевал с Иоанном, был побежден и знал силу русского царя. Город Ревель хотел поддаться датскому королю, поэтому последний просил Иоанна не беспокоить этого города; но Иоанн отвечал обоим королям, что Ливония наша земля, и только из уважения к датскому королю согласился дать рыцарям перемирие.

Кетлер, надеясь на помощь польского короля Августа, осадил Нарву; тамошний воевода князь Кавтырев-Ростовский отразил его. Кетлер хотел взять небольшой городок Лаис, близ Дерпта. В Лаисе всего было 400 человек русских под начальством стрелецкого головы Кошкарева. Немцы разбили пушками стену, но войти в крепость не могли - так отчаянно оборонялись русские. Царское войско взяло Мариенбург и снова опустошило всю Ливонию. Царь призвал к себе князя Андрея Курбского и сказал ему: "Мне надо либо самому ехать в Ливонию, либо послать надежного воеводу; выбираю тебя, моего любимого, иди и побеждай!" Они восемь раз побили немцев, но в это время страшная перемена сделалась с царем.

Вскоре после казанского похода Иоанн тяжко занемог. У него тогда был только один сын Дмитрий, нескольких месяцев от роду. Бояре стали присягать ему, но многие из них спорили. Иоанн спросил их, разве они не хотят, чтобы его сын был царем? Отец Адашева отвечал: "Тебе, государь, и сыну твоему мы рады служить, но не царицыной родне, которая всем завладеет в его малолетстве". Дело в том, что многие хотели сделать царем двоюродного брата Иоанна Владимира Андреевича. Сам Владимир и мать его собирали у себя в доме воинов и давали им деньги. Верные бояре говорили, что он будто смеется над болезнью царя и радуется ей. Сильвестр защищал его и говорил: "Кто смеет удалять брата от брата?" Иоанн Васильевич все это слышал. И прежде Сильвестр часто слишком повелительно говорил с Иоанном, царь хоть и слушался его, но в душе это ему было неприятно. Однако на этот раз все кончилось хорошо. Владимир Андреевич и его сторонники присягнули Дмитрию, а царь выздоровел. Он никому из них даже не напоминал того, что случилось во время его болезни, но, бог весть, что было у него на душе. Царица Анастасия тоже не могла любить Сильвестра и отца Адашева, а сам Иоанн был уверен, что они ее не любят. Однажды он ездил на богомолье и увидался с архиепископом Вассианом, которого заточили бояре во время малолетства Иоанна. Вассиан за это их ненавидел и старался всячески вредить им. Он сказал Иоанну: "Если хочешь быть истинным государем, то не держи советников мудрее себя. Если советники мудрее царя, то им овладеют". Иоанн отвечал: "И отец не посоветовал бы мне лучше". Во время ливонской войны Иоанну наскучило во всем слушаться Адашева и Сильвестра. Они удалились от двора: Сильвестр в монастырь, а Адашев К ливонскому войску. Царица Анастасия занемогла. В то время случился в Москве страшный пожар; царица испугалась, и ей сделалось хуже. Лекари не могли ей помочь, и она скончалась; Иоанн был в страшном горе. И все плакали, особенно нищие, которые называли Анастасию матерью. Она много делала добра. Но главная беда, которая случилась после ее смерти, была перемена с Иоанном. Как он был прежде милостив, так сделался лют и свиреп, так что был прозван Грозным.

А.О. Ишимова, 1866 г.

Глава "Иоанн IV со времени покорения Казани до кончины Анастасии" из книги История России в рассказах




Сергей Бодров-младший Алексей Жарков Екатерина Васильева Сергей Бондарчук  
 
 
 
©2006-2019 «Русское кино»
Яндекс.Метрика