Поиск на «Русском кино»
Русское кино
Нина Русланова Виктор Сухоруков Рената Литвинова Евгений Матвеев

Минин и Пожарский. Дом Романовых

История. России. Глава XXVI

За все продолжение смут нижегородцы стояли за правое дело, не нарушали присяги, отбивались от поляков и изменников и храбро сражались под начальством Скопина-Шуйского, Шереметева и Ляпунова. По смерти Ляпунова они не хотели покориться ни полякам, ни самозванцам. Был в то время в Нижнем богатый мясник Козьма Минич Сухорукий. Чаще его называют Мининым. Когда нижегородцы совещались на площади о делах государства, Минин со слезами на глазах сказал им: "Братья! Постоим за Русскую землю, ополчимся поголовно: отдадим все наше имущество, если нужно, заложим жен и детей, но выкупим отечество". Минин не только говорил, но и делал: продал все свое имущество, принес деньги и сказал, что жертвует их для спасения России. Нижегородцы единодушно поклялись или умереть все до единого, или избавить Россию от чужеземцев, отдали свое имущество на содержание войска. К ним пристали и другие верные города. Минин был назначен выборным человеком всего Московского государства, хранил общую казну, распоряжался устройством войска и начальствовал отборной трехсотенной дружиной. Главное же начальство предложили князю Дмитрию Михайловичу Пожарскому. Он едва оправился от ран, полученных в Москве, но не уклонился от святого дела. Однако нескоро русские дружины подступили к Москве: надо было собраться, вооружиться, уничтожить разные шайки на дорогах, уговорить Трубецкого, чтобы он отстал от Исидора.

Сделав все это, Пожарский подступил к Москве, не переставая бился три дня с гетманом Хоткевичем и победил его. При этом особенно отличился Минин с отборной дружиной. Польский воевода Струсь заперся в Кремле и очень храбро оборонялся. На беду начались у русских разногласия: князь Трубецкой, хотя со своим войском присоединился к Пожарскему, но считал себя выше его, потому что был боярином, а Пожарский стольником, значит ниже чином. Казаки даже совсем не хотели сражаться за русских, если не дадут им денег, а денег не было. Тогда келарь Авраамий Палицын предложил им вместо денег золотые и серебряные святые сосуды лавры. Казаки устыдились, не взяли обещанного им и помогли русским. Авраамий и Минин уговаривали воевод помириться и действовать заодно. Кремль окружили со всех сторон и не пропускали туда ничего съестного. Там сделался страшный голод, поляки ели кошек, мышей, наконец изнемогли и сдались.

Велика была радость русского воинства, когда оно вступило в Кремль и поклонилось русской святыне. Со слезами благодарили Бога и славили избавителей России: Минина и Пожарского. Но дело было кончено только вполовину: следовало избрать царя. Выборные люди со всего государства собрались в Москве, стали совещаться; вспомнили, кого желал возвести на царство Гермоген, и все единодушно провозгласили царем Михаила Романова. Он был еще очень молод, всего 16 лет, но имел больше других право на престол, потому что был родной племянник Федора Иоанновича. И потому еще любили его русские, что все помнили Анастасию, и как была счастлива Русская земля, пока она была царицей. Никто из Романовых не запятнал себя никаким худым делом, не был изменником; все они служили верой и правдой царям, которым присягали. Во время избрания Михаила родитель его Филарет Никитич томился в неволе в Польше за то, что не хотел изменить России и признать царем Сигизмунда.

Поляки узнали об избрании Михаила, и шайка их хотела убить его в селе Домнине, где он жил иногда. К счастью, они не знали дороги. Крестьянин Михаила Иван Сусанин узнал об их замысле и вызвался показать им дорогу. Он повел поляков, водил их по лесу целую ночь и утром сказал, что обманул их, завел в непроходимое место, а Михаила Федоровича известил об их умысле. Поляки убили Сусанина, но и сами погибли, а Михаил Романов бежал в Кострому. За это потомки Сусанина освобождены от податей и даны им разные льготы. Они живут в селе Коробове Костромской губернии и называются белопашцами.

Духовенство, бояре, воеводы и множество людей всякого звания отправились в костромской Ипатьевский монастырь, где Михаил жил в то время со своей матерью княгиней Марфой. Михаил испугался, когда ему предложили царство. И было чего бояться. Перед его глазами были четыре примера: два Годуновых, самозванец и Шуйский; многие из тех, кто пришел просить Михаила на царство, уже нарушали четыре раза присягу; нельзя было положиться ни на бояр, ни на войско, ни на народ. Люди пожилые, опытные не могли править Русской землей; где же было браться за это почти ребенку? Марфа тоже испугалась за сына и не хотела благословить его на царство. Напрасно духовенство, бояре и народ со слезами на глазах просили их; наконец духовные сказали, что Михаил не может отрекаться потому, что если он не согласится царствовать, то Русская земля погибнет; он и мать его будут отвечать за это перед Богом. Тогда он согласился; Марфа и с радостью, и со слезами благословила его, и дом Романовых воцарился в 1613 году от Рождества Христова.

Много пришлось ему потрудиться, потому что Русская земля была страшно разорена, но с Божьей помощью он восстановил тишину и порядок. Все его полюбили, потому что он был ко всем милостив и одинаково для всех правосуден. Князь Одоевский побил шайку Заруцкого и взял его в плен с Мариной и ее сыном. Заруцкий был посажен на кол, сын Марины повешен, а она умерла в тюрьме. Самозванец Исидор тоже погиб. Боярин Языков разбил шайки разных грабителей. Всего труднее было справиться с Лисовским. Пожарский победил его, но сделался болен, а другие воеводы не могли с ним справиться. С великим трудом была истреблена его шайка.

Со шведами и поляками Михаил Федорович тоже воевал, но несчастливо. Правда, шведам не удалось взять Псков, но они побеждали русских, и царь заключил с ними в Столбове мир, по которому уступил им Иван-Город и земли Ингрию и Карелию, а Новгород получил от них обратно. Польский королевич Владислав вступил с войском в Россию, но боярин Лыков так храбро защищался в Можайске, что почти все войско Владислава погибло или разбежалось. К нему, однако ж, пришел на помощь гетман Сагайдачный с 40000 запорожских казаков, и они осадили Москву. Окольничий Годунов отбил их приступ, но все-таки война была тяжела для России, и потому Михаил Федорович заключил мир в Деулине, по которому уступил полякам Смоленск, Чернигов и Северскую землю, а Владислав обещал не домогаться московского престола. Однако мир этот был вынужденный, и Михаилу Федоровичу хотелось вернуть отданные земли, притом же поляки делали разные обиды русским. Поэтому царь собрал большое войско, нанял несколько тысяч иноземцев и начал войну. Воевода Шеин, тот самый, который оборонялся в Смоленске против Сигизмунда, теперь начальствовал русским войском и осадил Смоленск. Сначала осада шла хорошо, но Владислав сам подоспел с войском. Воеводы не слушались Шеина, иноземцы разбегались, переходили на сторону поляков, и он, наконец, сам сдался полякам, отдал им свои пушки и знамена. За это его казнили в Москве как изменника. Царь заключил с поляками мир на тех же условиях, как и деулинский.

При Михаиле Федоровиче была окончательно покорена Сибирь, а донские казаки под начальством атамана Петрова, завоевали город Азов, долго отбивались там от турок, но царь не хотел ссориться из-за него с турецким султаном и велел его оставить.

По деулинскому миру был освобожден поляками родитель царя Филарет Никитич; он получил сан патриарха, имел великую силу и советовал Михаилу Федоровичу, как управлять государством. Самое важное дело Михаила Федоровича было составление писцовых книг. Писцы и дозорщики по приказу царя объехали все государство, записали, кто чем владеет, так что писцовыми книгами удобнее было и подати налагать, и войско собирать.

Михаил Федорович скончался в средних летах, и сын его Алексей Михайлович вступил на престол 16 лет. Он был женат на дочери боярина Милославского, а сестра ее была за боярином Морозовым. Царь очень любил Морозова, и по молодости своей ему во всем верил, но Морозов был человек недостойный, корыстолюбивый. Многие сановники, особенно Плещеев и Трахониотов, под его покровительством притесняли народ и брали взятки. В Москве, Новгороде и других городах народ взбунтовался. Митрополит Никон усмирил восстание в Новгороде, хотя мятежники чуть было его не убили. В Москве и других городах бунтовщики с трудом были усмирены, Морозов удален, и сам царь стал управлять государством.

Самым знаменитым его делом было издание Уложения. Это собрание законов составлено князьями Одоевским и Волконским и дьяками Грибоедовым и Леонтьевым очень скоро, в два с половиной месяца. Для того времени эти законы были очень хороши; некоторые из них в действии и поныне. Алексей Михайлович уничтожил многие налоги, увеличил торговлю, устроил войско, хотел завести корабли, но это ему не удалось, отчего - скажу после. По устройству церкви много сделал Никон, который из новгородских митрополитов возведен в патриархи. Он исправил церковные книги, ввел согласное пение, исправил поведение духовенства. Не менее славен Алексей Михайлович и своими войнами.

А.О. Ишимова, 1866 г.

Глава "Минин и Пожарский. Дом Романовых" из книги История России в рассказах




Сергей Бодров-младший Алексей Жарков Екатерина Васильева Сергей Бондарчук  
 
 
 
©2006-2019 «Русское кино»
Яндекс.Метрика