Поиск на «Русском кино»
Русское кино
Нина Русланова Виктор Сухоруков Рената Литвинова Евгений Матвеев

Алексей Михайлович

История России. Глава XXVII

Панам давно хотелось подчинить себе русскую церковь; но сколько они не пытались, все неудачно: в Москве не послушались ни отступника Исидора, ни хитреца Поссевина. Зато удалось им это в королевстве Литовском. В правление короля Сигизмунда константинопольский патриарх лишил сана луцкого епископа Терлецкого, потому что он был обвинен в двоеженстве и убийстве. Однако за Терлецкого вступился киевский митрополит Рагоза, который тоже был не совсем праведной жизни. Они-то и задумали подчиниться папе вместо константинопольского патриарха. Третьим их участником был Поцей, человек очень умный и хитрый, которого Рагоза поставил архиереем, а по смерти Рагозы Поцей сделался киевским митрополитом. Они со своими единомышленниками подписались, что они признают папу своим главою, с тем, однако, чтобы держаться всех правил и обрядов греческой церкви. Это подчинение некоторых православных папе названо унией, а сами они униатами. Другие православные епископы не хотели согласиться на унию, а народ сперва весь остался православным. Но униаты и их помощники-иезуиты всячески стали притеснять православных, гнали наше духовенство, смеялись над верой; почти все земли православных перешли к католикам или униатам. Наконец, дошло до того, что православные церкви отдали на откуп жидам, и православные не могли ни венчаться, ни крестить детей, ни отпевать умерших без позволения жидов и без платы им за это.

В Волыни и Подолии православные ничего не могли против этого сделать, но иначе вышло в Малороссии, где было много казаков. Король Стефан Баторий дал им разные права и льготы. Но другие короли, особенно Сигизмунд III и польские паны, отнимали эти права, не позволяли казакам воевать с турками, подвергали их гонениям за веру. Народ малороссийский ненавидел своих панов, большей частью католиков или униатов, и пристал к казакам. Запорожцы всеми силами за них заступились. И началась самая страшная война. Казачьи гетманы Наливайко, Трясило, Павлюк, Остраница бились храбро; иногда они одолевали польские войска, и поляки соглашались возвратить казакам их права и не притеснять за веру, но не держали своих обещаний. С обеих сторон были страшные жестокости: казаки, победив поляков, не щадили ни стариков, ни младенцев; поляки делали то же, варили казачьих старшин в кипятке, колесовали, сдирали с живых кожу. На время гонение утихло при гетмане Сагайдачном; он дважды выручил из беды Владислава: в первый раз, когда Владислав шел на Москву, во второй, когда турки побили наголову гетмана Жолкевского, при Цецоре, убили его и осадили Хотин. Если бы они взяли Хотин, то, может быть, погибла бы и вся Польша. Но Сагайдачный помог королю спасти Хотин, и за то король позволил Сагайдачному защищать православных и опять поставить в Киеве митрополитом православного, а не униата.

Но в царствование Алексея Михайловича папы нестерпимо стали притеснять казаков. Один заслуженный казак Зиновий Хмельницкий, названный после Богданом, был несправедливо лишен имущества паном Чаплицким и поехал жаловаться королю Владиславу. Но паны не слушались короля, и сам Владислав посоветовал Хмельницкому разделаться с обидчиком саблей. Между тем Чаплицкий похитил его жену и публично наказал сына. Хмельницкий ушел в Запорожскую сечь; по его слову казаки восстали за свои тяжкие обиды, крымский хан прислал им помощь. Хмельницкий при Желтых Водах и под Корсунью побил поляков, был выбран гетманом запорожских казаков и всей малороссийской Украины по обе стороны Днепра. Сам король польский Ян Казимир выступил против него с войском. Хмельницкий с казаками и татарами окружил его при Зборове, и король согласился возвратить все права казакам, вывести из Малороссии поляков, иезуитов и жидов, во всем Литовском государстве не притеснять православных и допустить их архиереев заседать в сенате наравне с католическими. Но поляки не сдержали этих обещаний, а в сражении при Берестечке крымцы не только изменили Хмельницкому, ушли в Крым, но и его увезли туда как пленника, и он только за дорогой выкуп освободился из плена. Казаки были побеждены и по белоцерковскому договору потеряли все свои права. Хмельницкий увидел, что ему не оборонить Украины своими силами и просил царя Алексея Михайловича принять ее в подданство.

Были опрошены по этому случаю выборные люди со всего государства, и они посоветовали царю, если король не прекратит угнетений Малороссии, принять ее в подданство. Но король ничего не мог сделать, потому что своевольные паны ему не подчинялись и называли малороссов своими холопами. Тогда царский боярин Бутурлин отправился в город Переяславль и там привел Хмельницкого со многими старшинами к присяге. 200000 человек русского войска вступили в Литовское государство и все его завоевали. В то же время шведский король везде побеждал поляков. Тогда Ян Казимир с Алексеем Михайловичем в городе Вильне заключил договор, по которому по смерти Казимира предоставлялось Алексею Михайловичу быть польским королем.

Однако ж поляки не только не исполнили этого условия, но снова стали воевать. Гетманы малороссийские после Богдана Выговский и сын Богдана Юрий Хмельницкий изменили царю. Польские воеводы Чарнецкий, Любомирский и Вишневецкий побили русские войска. Малороссия разделилась на две половины по течению Днепра: левая сторона с гетманом Брюховец-ким оставались за Россией, правая и гетман Дорошенко держались Польши; но когда казаки с обеих сторон Днепра полюбили Дорошенко за удаль, то он вздумал быть независимым от Польши и России под покровительством турецкого султана. Этого нового врага боялись и Польша, и Россия, и потому помирились в Андрусове. Россия получила навсегда Смоленск, Чернигов, Северскую землю и Малороссию до Днепра, а Киев только на два года. Но и по прошествии двух лет Киев не был возвращен Польше. Запорожцы зависели и от России, и от Польши.

Много неприятностей между тем случилось у Алексея Михайловича. Всего больше его огорчила ссора с Никоном. При многих хороших качествах Никон не имел христианского смирения, был очень властолюбив и огорчал государя, отрекся от патриаршего престола, уехал в Воскресенский монастырь, дерзко говорил о царице, написал к греческим патриархам оскорбительное письмо о государе и, возвратясь в Москву, снова стал распоряжаться как патриарх. Алексей Михайлович пригласил вселенских патриархов в Москву рассудить его с Никоном. Патриархи александрийский и антиохийский прибыли в Москву, и на соборе из духовных и светских сановников Никон был признан виновным, лишен сана и сослан в Белозерский Ферапонтов монастырь.

Дорошенко между тем погубил Брюховецкого, сделался гетманом всей Украины и отделился от России. Чтобы успешнее действовать, он возмутил против нее и донских казаков под начальством Степана Разина. Разин завладел Астраханью, Саратовом и с 200000 разных бродяг шел к Нижнему. Но русские воеводы, в особенности Милославский, по частям побили его войско; сам Разин был пойман и казнен. Во время этого мятежа погиб первый русский военный корабль, который был построен по приказу царя Алексея Михайловича, и все, что он приготовил для строения кораблей, мятежники пожгли.

В царствование Алексея Михайловича прославился своими подвигами в Сибири промышленник Ерофей Хабаров; со 137 казаками и промысловыми людьми он побил многие тысячи дауров, манджуров и китайцев и завоевал земли по реке Амур.

После Алексея Михайловича царем сделался сын его Федор, молодой и слабый здоровьем, но очень умный. Ему первому из русских государей пришлось воевать с турками. Дорошенко потому сперва успел возмутить казаков, что они поверили ему, будто русские хотят уступить их полякам; когда же им растолковали, что это неправда, то казаки русской половины Украины отошли от Дорошенко и признали гетманами, еще при Алексее Михайловиче, верных ему: сперва полковника Многогрешного, а потом Самойловича. Но в польской части Украины казаки держались Дорошенко. Турки пришли к нему на помощь и заставили польского короля Михаила Вишневецкого заключить мир, по которому он обязался платить султану ежегодную дань, и хоть после польский воевода Ян Собесский победил турок под Хотином, но они оставались в заднепровской Малороссии, и эта земля просила Алексея Михайловича принять ее в подданство. В конце царствования Алексея Михайловича вся Малороссия была под его властью. Только Дорошенко в городе Чигирине не хотел покориться русским. Федор Алексеевич послал туда боярина Ромодановского с сильным войском. Турки и татары не помогли Дорошенко, и он сдался. Но потом сильное турецкое войско дважды вступало в Малороссию. В первый раз оно осадило Чигирин, но воевода Ржевский очень храбро там оборонялся; подоспел Ромодановский и Са-мойлович, побили визиря, то есть турецкого главнокомандующего, прогнали его, взяли его обоз и пушки. Ромодановский отразил и другое турецкое войско, хотя Малороссия сильно пострадала в эту войну, но осталась за Россией.

Кроме этого, Федор Алексеевич еще принес большую пользу России. Было в ней местничество. Это вот что значило. Всякий боярин, окольничий, стольник и вообще знатный служивый человек не хотел нигде быть ниже того, чей отец не был выше его отца. Вся старинная служба предков была записана в особых книгах, которые назывались разрядными; кроме того, каждый боярин и знатный человек имел свою запись о том, с кем равен родом. Стоять где-нибудь ниже равного или низшего родом, считалось бесчестным: о таком человеке говорили, что он делает поруху своей чести. Иной раз это было только смешно. Например, на царских пирах какой-нибудь боярин не хотел садиться ниже того, кого считал меньше себя знатным; царь велел усаживать его поневоле; тогда боярин, чтобы не сделать порухи своей чести, забирался под стол или притворялся больным и уезжал домой. Но иногда за ослушание царь приказывал даже первых бояр наказывать. Иногда же обидчика выдавали обиженному головою. Не подумайте, что тогда обиженный в самом деле казнил обидчика. Напротив, это делалось вот как обидчика насильно приводили на двор обиженного, и он, сняв шапку, просил прощения. Обиженный обыкновенно прощал его и звал к себе откушать хлеба-соли, но прощенный обидчик надевал шапку и начинал всячески бранить или, как тогда называли, костить того, у кого только что выпросил прощения. От местничества было очень много вреда государству на войне - воеводы ссорились, не слушались начальников, и со времен Иоанна III почти все сражения, где русские были побеждены, потеряны от местничества воевод. Поэтому царь Федор Алек сеевич по совету князя Василия Голицына созвал собор из сановников светских и духовных, объяснил все беды, какие выходят от местничества, и положил уничтожить его навсегда в России. Разрядные книги тогда же были сожжены, а знатное дворянство занесено в родословную книгу только для того, чтобы помнить заслуги предков. Эта книга и доныне ведется

А.О. Ишимова, 1866 г.

Глава "Алексей Михайлович" из книги История России в рассказах




Сергей Бодров-младший Алексей Жарков Екатерина Васильева Сергей Бондарчук  
 
 
 
©2006-2019 «Русское кино»
Яндекс.Метрика