Поиск на «Русском кино»
Русское кино
Нина Русланова Виктор Сухоруков Рената Литвинова Евгений Матвеев

Анна Иоанновна

История России. Глава XXXVIII

В Курляндии при дворе Анны Иоанновны служил Эрнест Бирон. Дед его был конюхом, отец офицером, а сам он сперва хотел служить при русском дворе, да его не приняли, и он поступил к курляндскому двору. Он хотел причислиться к курляндскому дворянству, но тамошние дворяне не позволили ему, говоря, что он недостоин того по своему низкому происхождению. Анна Иоанновна его очень полюбила, сделала своим приближенным человеком и во всех делах поступала по его советам. В условиях, которые ей предложил Верховный Совет, выбрав ее императрицей, было сказано между прочим, чтобы Бирон не приезжал в Россию. Он сперва и остался в Курляндии. Но как только Анна Иоанновна стала царствовать самодержавно, то прежде всего послала за Бироном.

К счастью, первые три года царствования Анны Иоанновны Бирон больше занимался картами и лошадьми, до которых был большой охотник, чем правлением. В эти годы Анна Иоанновна хорошо царствовала, по советам Остермана и Миниха, того самого, что устроил Ладожский канал. Сенату была возвращена прежняя власть, и он опять назван Правительственным. Заведено было в Петербурге для детей дворян училище, в котором они готовились к военной службе, и названо оно было кадетским корпусом.

В это время скончался Август II, король польский. Русская и австрийская императрица хотели, чтобы вместо него был выбран поляками его сын, а французам хотелось, чтобы польским королем опять сделался Станислав Лещинский, на дочери которого был женат французский король; некоторые поляки выбрали Августа III королем, другие Станислава, который и сам приехал в Польшу; но русское войско вступило туда и осадило крепость Данциг, куда Станислав скрылся со своими придворными. Эту крепость Миних заставил сдаться, а Станислав бежал во Францию.

Потом Анна Иоанновна вместе с австрийской императрицей Марией Терезией воевала против турок. В этой войне отличились наши генералы Миних и Ласси. Миних взял укрепление на Перекопе и Кинбурн, Ласси взял Азов и дважды вторгался в Крым. Он прошел туда по такой дороге, по которой прежде не ходили и даже считали невозможным пройти. Многие из подчиненных ему генералов советовали ему вернуться, говоря, что все войско погибнет. Ласси сказал, что если они боятся, то он даст им паспорта для возвращения в Россию и конвой, чтобы их проводить. Конечно, они не поехали назад, а Ласси с войском благополучно прошел по этой дороге. Еще больше отличался Миних. Солдаты прозвали его соколом. Он взял турецкую крепость Очаков, где погибло больше двадцати тысяч турок. Потом он завоевал Молдавию, пошел к реке Пруту и недалеко от того места, где Петр Великий был окружен турками, и Миниха окружило их войско, вдвое или втрое сильнее, чем русское. Но Миних напал на турок, разбил их при местечке Ставучанах, взял все их пушки, знамена и обоз. Эта победа очень его прославила, потому что турки тогда считались грозными воинами и везде побеждали австрийских генералов. Миних взял крепость Хотин и думал уже идти к Царьграду, но австрийцы заключили с турками самый постыдный для себя мир, а России одной нельзя было воевать с ними, тем более что шведы тоже стали выказывать неприязнь к ней и хотели завладеть землями, которые отобрал у них Петр Великий. Пришлось заключить мир, по которому Россия получила только Азов и земли в степях.

Последние годы царствования Анны Иоанновны были самые тяжелые для Русской земли. Бирон делал все, что хотел. Много крови, слез и горя стоил он Русской земле. По совету его императрица учредила доимочный приказ и тайную казну. Доимочный приказ собирал податные недоимки прежних лет, но как собирал? Тех воевод, кто мало собирал недоимок, самих сажали в кандалы; поэтому они, сберегая себя, не жалели народа. По деревням разъезжали для взыскания недоимок воинские команды, отбирали у крестьян скот, одежду, все, что можно продать; тех, кто побогаче, заставляли платить не только за себя, но и за бедных, а если все-таки не собирали всех денег, то немилосердно били крестьян палками по подошвам. Многие от этого умирали, пограничные крестьяне тысячами убегали в иные земли, только чтобы избавиться от этого тиранства. А знаете ли, куда шли эти деньги? Их отсылали в тайную казну, которой распоряжался Бирон, как хотел, говоря, что расходует на императрицу, а брал себе. Жена его делала себе платья в 200000 рублей, надевала бриллиантов на два миллиона, а тысячи народа гибли с голода, отдав последнюю копейку на ее наряды.

Императрица готова была все на свете сделать, только бы Бирон ее не покинул. Курляндские дворяне, по ее желанию, выбрали его курляндским герцогом. Прежде и равным признать его не хотели, а тут он стал их государем. Анна Иоанновна почти все время проводила с Бироном и его семьей. Чтобы им не было скучно, она придумывала разные забавы. При дворе было множество шутов, карлов и карлиц. Из шутов Анны Иоан-новны самым замечательным был Балакирев, шут Петра Великого. О нем ходит множество рассказов. С виду он был такой смешной, что при взгляде на него никто не мог удержаться от смеха. Главный из шутов был Педрилло. Он сказал императрице, что женился на козе, а потом позвал императрицу и придворных к себе на крестины, и все они клали козе деньги на зубок.

При Анне Иоанновне много придумывалось для ее потехи. Зима в 1740 году стояла очень холодная. Вот и построили дом изо льда в 8 сажень длиной, в 2 с половиной шириной и в 3 вышиной. Перед домом стояли два дельфина, тоже изо льда, и выбрасывали зажженную нефть. На ледяном склоне сидел ледяной персиянин, а в слоне был спрятан живой человек, который кричал, подражая слону. Перед домом стояли ледяные пушки, из которых не раз палили. В доме полы, потолки, стекла, печки, свечи, зеркала, всякая мебель, блюда с кушаньями - все было сделано изо льда. Печки эти топили, а свечи зажигали. Подле дома была баня, которую тоже топили, и в ней парились. В этом доме праздновали свадьбу шута. Этот шут не походил на других; он был из знатных, да перешел из нашей в католическую веру, и за это его заставили быть шутом. На эту свадьбу было собрано по мужчине и по женщине из всех народов, какие живут в России. Были тут мордва, лопари, черемисы, чукчи, киргизы, калмыки, якуты, тунгузы, буряты и много иных народов, каждый в той одежде, в какой ходит его народ. В некоторых из этих земель ездят не на лошадях, а на собаках или на оленях. Так и ехали эти инородцы на свадьбу шута. А другие из них ехали на верблюдах, на быках, на свиньях, на козлах. Молодых везли в клетке, на слоне. Каждая пара инородцев по-своему плясала и угощалась такими кушаньями, которые у них в обычае. Молодых на ночь оставили в ледяном доме и приставили караул, чтобы не выпускать их до утра. Они от этого сделались больны, но после выздоровели.

А между тем страшные дела делались на Русской земле. Бирон знал, что его ненавидят, и завел повсюду доносчиков, которые передавали все, что о нем говорилось. Тех, кого они оговорили, схватывали и предавали страшным мучениям. Довольно было, чтобы в каком-нибудь месте кто-нибудь закричал: "Слово и дело!" и сейчас же схватывали всех, при этом бывших. Пытки были такие страшные, что, для избавления от них невинные люди сознавались в таких преступлениях, о которых никогда и не помышляли. "Слово и дело" значило, что тот, кто закричал эти слова, знает какой-нибудь умысел против государя. Но народ не совсем понимал, что эти слова значат, знал только, что если их вымолвить, то всех заберут, будут допрашивать и пытать. Поэтому многие по злобе, чтобы только наделать зла другим, кричали эти слова. И до Бирона была тайная канцелярия, где разыскивали "слово и дело", но не было в ней такой жестокости. Не один простой народ терпел от Бирона. Тверской архиерей, Феофилакт Лопатинский, написавший книгу в опровержение лютеранской веры, был лишен сана и сослан, потому что Бирон был сам этой веры. Один из министров Анны Иоанновны, Артемий Петрович Волынский, поссорился с Бироном и был обвинен в разных преступлениях; его страшно пытали и приговорили к смерти. Анна Иоанновна, говорят, сама плакала, подписывая его смертный приговор, но не решилась сделать неугодное Бирону. Волынский и все его друзья были одни казнены мучительной смертью, другие сосланы в Сибирь.

А.О. Ишимова, 1866 г.

Глава "Анна Иоанновна" из книги История России в рассказах




Сергей Бодров-младший Алексей Жарков Екатерина Васильева Сергей Бондарчук  
 
 
 
©2006-2019 «Русское кино»
Яндекс.Метрика