Поиск на «Русском кино»
Русское кино
Нина Русланова Виктор Сухоруков Рената Литвинова Евгений Матвеев

Бирон-регент и Анна Леопольдовна

История России. Глава XXXIX.

Старшая сестра Анны Иоанновны Екатерина была замужем за герцогом Мекленбургским, а дочь ее Анну Леопольдовну императрица Анна Иоанновна выдала замуж за герцога Брауншвейгского Антона Ульриха. Сына их Иоанна императрица назначила своим наследником, хотя ему не было еще и двух месяцев, когда она скончалась; регентом, то есть правителем государства, она назначила Бирона. Он должен был править до совершеннолетия Иоанна. Посудите же, каково было Русскому государству во все это время! Сделавшись полновластным правителем, Бирон еще больше делал зла, чем прежде. При императрице он еще не мог своей властью казнить всякого, а теперь была у него и такая власть. Страшное продолжительное горе готовилось Русской земле. Бирон повышал голос даже на отца императора, а русских и за людей не считал. Никто не мог переносить его тиранства.

Месяца через три после того, как он стал правителем, Миних наедине пересказал Анне Леопольдовне о всех злодействах Бирона и советовал ей отправиться ночью к Преображенскому полку и приказать взять регента под стражу. Но Анна Леопольдовна не посмела этого сделать; тогда Миних попросил позволения распорядиться от имени ее. Она согласилась. Миних с адьютантом своим Манштейном, который описал происшествия этого времени, и с сотней преображенцев пошел ночью ко дворцу, в котором жил Бирон, призвал к себе гвардейских офицеров, которые командовали тамошним караулом, и объявил им, что желает мать императора. Никто из них и не подумал защищать Бирона. Манштейн с отрядом солдат вошел во дворец, с трудом отыскал спальню Бирона и вошел туда с солдатами. Бирон проснулся, вскочил, хотел спрятаться под кровать, но Манштейн схватил его; Бирон оборонялся, но солдаты ударили его несколько раз прикладами, схватили и повели во дворец, где жила Анна Леопольдовна. Жена Бирона, в одной рубашке, выбежала за ними на площадь. Манштейн не видал ее, а один из солдат толкнул ее в снег. Потом уже отвели ее во дворец и приставили к ней караул. Бирона отдали под суд и сослали в сибирский город Пелым. Миних сам нарисовал чертеж дома, где должен был жить Бирон.

Править государством стала Анна Леопольдовна. Она была очень добра, но совсем не умела управлять и не слушалась умных советников. Большую силу при ней имел саксонский посланник, граф Линар, ее любимец. По наветам Остермана Миних должен был выйти в отставку. Потом и сам Остерман был в немилости. А в это время жива была настоящая наследница престола, Елизавета Петровна, дочь Петра Великого. Она была большая красавица, и за нее сватались многие принцы, но она не пошла замуж. Ей следовало бы быть императрицей после смерти Петра II. Доктор ее, Лесток, советовал ей тогда отправиться к гвардии и сказать, что Верховный Совет несправедливо выбрал на престол Анну Иоанновну. Но Елизавета Петровна была тогда больна и не могла этого сделать. И потом она, по-видимому, больше развлекалась, но видела, сколько терпела Россия при Бироне, видела также и худое правление Анны Леопольдовны.

Тогдашний французский посланник в России де ля Шетарди был склонен возвести Елизавету Петровну на русский престол с помощью шведов; он надеялся, что за это она отдаст им хоть часть земель, завоеванных у них Петром Великим. Де ля Шетарди давал ей денег и помогал советами. Елизавета Петровна часто ездила кататься мимо гвардейских казарм, ласково разговаривала с солдатами, крестила у них детей, дарила им деньги, и они ее очень любили и называли своей матушкой. Множество людей из всех званий вошли с Лестоком в заговор, чтобы возвести ее на престол. Но они были очень неосторожны; даже Лесток открыто говорил, что скоро в Петербурге будут большие перемены. Слухи эти со всех сторон доходили до Анны Леопольдовны. Один из ее главных приверженцев, узнав все подробности заговора, ночью пришел во дворец правительницы с письмом, в котором все описал. Но Анна Леопольдовна, прочитав письмо, только спросила, не с ума ли он сошел? Наконец, она получила письмо из чужих краев, где обо всем ее подробно уведомляли. Елизавета Петровна была в то время во дворце правительницы. Анна Леопольдовна призвала ее к сефе и показала письмо. Елизавета Петровна, прочитавши письмо, даже не переменилась в лице, стала уверять Анну Леопольдовну в дружбе и заплакала. Правительница также заплакала и с этого времени не хотела верить никаким доносам на Елизавету Петровну.

Елизавета Петровна видела, что надо спешить, иначе все откроется, и она погибнет со всеми своими приверженцами. Но тяжело ей было решиться, боялась она пролития крови, жаль ей было и правительницы с сыном. Долго и усердно она ночью молилась перед образом Богоматери, потом в санях с Лестоком и Воронцовым поехала в Преображенские казармы. Собралось до трехсот солдат. Елизавета говорила им, что ей следует царствовать; что, боясь кровопролития, она допустила вступить на престол тех, кто имел менее прав; что много от их управления русские потерпели, и что теперь она хочет получить то, что ей давно следовало. Она кончила словами: "Вы знаете, чья дочь я, идите за мной!".

"Готовы, матушка!" - отвечали солдаты, и в ту же ночь, без всякого кровопролития, все было кончено. Император, правительница и все их семейство взяты под стражу, а на другой день Елизавета вступила на престол, и все ей присягнули.

Участь правительницы и ее семьи была самая горькая. Она скончалась в ссылке в Архангельской губернии. Иоанн до 25 лет просидел в крепости. В это время один офицер, Мирович, вздумал освободить его и возвести на престол. Люди, которые были приставлены к Иоанну, побоялись, что его у них отнимут, отчего могут выйти смуты, и убили его. Братья и сестры Иоанна впоследствии были отправлены в Данию и там получили пенсию от русской государыни.

При Елизавете отдохнула Русская земля от Биронова злодейства. Главными советниками и приближенными людьми Елизаветы Петровны были Бестужев-Рюмин, Воронцов, Разумовский и Шуваловы. Прежде в России было множество застав, и на каждой из них собирали пошлину за проезд; это было очень тяжело для народами по ходатайству Петра Ивановича Шувалова эти заставы были отменены. Он же учредил банки, то есть такие места, откуда можно брать деньги в залог за небольшие проценты или свои деньги отдавать туда и за это получать проценты. Эти банки принесли большую пользу торговле. Он также сделал много для устройства русского войска и даже сам выдумал пушки особого рода. По совету Ивана Ивановича Шувалова учреждены два высших учебных заведения: университет в Москве и академия художеств в Петербурге. Бестужев-Рюмин и Воронцов руководили сношениями России с иными державами. При Елизавете было так хорошо жить, что не только воротились бежавшие при Бироне, но еще переселились в Россию из Австрии несколько тысяч сербов.

Не менее хорошо шли дела с иными государствами. Хотя шведы вовсе не помогали Елизавете Петровне вступить на престол, но хотели получить от нее в награду земли. Она, конечно, не согласилась, и началась война. Миниха уже не было, потому что он и Остерман были сосланы при вступлении Елизаветы Петровны на престол. Миних попал в Пелым, и ему пришлось жить в доме, чертеж которого он делал для Бирона, а Бирон был переведен в Ярославль. Но Ласси везде побеждал шведов и заставил их помириться. Елизавета была в союзе с австрийской императрицей Марией Терезией и в первый раз тем оказала ей помощь, что послала войско к французской границе. Это заставило французов заключить мир с австрийцами.

Но еще важнее помощь Елизавета оказала Марии Терезии в другой войне, которая называется Семилетней, по числу лет, которые она продолжалась. Тогда прусским королем был Фридрих Великий, очень искусный полководец. Он своими победами сделал Пруссию одним из самых сильных государств в Европе. У Марии Терезии он отнял Силезию, и за это Мария Терезия соединилась со многими государствами и начала против него войну. В первый раз русские войска вступили в Пруссию под начальством фельдмаршала графа Апраксина. Фридрих в то время еще не знал русских войск и поручил одному из лучших своих генералов, Левальду, идти против Апраксина с войском втрое малочисленнее русского. При этом другой его генерал, служивший прежде у русских, хвалил Фридриху храбрость русских. Прусский король отвечал: "Они все равно, что орда; где им сражаться с хорошим войском!" Генерал сказал ему: "Ваше величество, вероятно, будете иметь случай узнать их покороче". Левальд был разбит. Но Апраксин не воспользовался этой победой и отступил из Пруссии; думают потому, что императрица в это время сделалась больна, а наследнику ее, великому князю Петру Федоровичу, сыну ее сестры Анны Петровны не нравилась война с Фридрихом, которого он очень почитал. Елизавета Петровна выздоровела, наказала Апраксина за отступление и велела генералу Фермору напасть на пруссаков. Сам Фридрих пошел против него. Сражение было упорным. Русские уже стали одолевать, но славный прусский генерал Зейдлиц напал на них с конницей, и они должны были отступить; но отступили они в порядке, и Фридрих Великий сказал: "Этих людей легче истребить, чем победить". На следующий год русское войско было под начальством Салтыкова. Он соединился с австрийским генералом Лаудоном и сразился с Фридрихом Великим при Куннерсдорфе. Сперва пруссаки одолели, и Фридрих уже послал в свою столицу, чтобы известить о победе, и хотел окончательно добить наше войско. Но когда сражение возобновилось, пруссаки были побеждены, как еще никогда не случалось Фридриху. Большая часть его войска погибла. Он был в отчаянии, искал смерти и говорил: "Неужели не найдется для меня ни одной пули!" Но... начались ссоры между русскими и австрийскими генералами; они несогласно действовали, и хотя русские завладели почти всей Пруссией и даже захватили столицу ее, Фридрих все еще мог обороняться. Вскоре скончалась Елизавета Петровна. Наследник ее, Петр III Федорович, не только помирился с Фридрихом Великим и возвратил ему все завоеванные русскими земли, но еще дал войско в помощь против австрийцев. Петр Федорович хотел воевать с Данией за герцогство Голштинское, которым датчане завладели, а оно следовало ему по наследству. Петр III издал несколько хороших законов, но через полгода царствования отказался от престола. Императрицей сделалась его супруга, Екатерина II Алексеевна, в 1762 году, а он через несколько дней скончался.

А.О. Ишимова, 1866 г.

Глава "Бирон-регент и Анна Леопольдовна" из книги История России в рассказах




Сергей Бодров-младший Алексей Жарков Екатерина Васильева Сергей Бондарчук  
 
 
 
©2006-2019 «Русское кино»
Яндекс.Метрика