Поиск на «Русском кино»
Русское кино
Нина Русланова Виктор Сухоруков Рената Литвинова Евгений Матвеев

Итальянский поход Суворова

История России. Глава XLIV

В последние семь лет царствования Екатерины Великой происходили страшные смуты во Франции, которые обыкновенно называются революцией. Начались они в 1789 году. Французский народ восстал сперва против дворян и духовенства, а потом и против короля. Король Людовик XVI был казнен, и во Франции началось республиканское правление, то есть такое, где нет государя. У дворянства и духовенства были отняты все их права и владения. Многие тысячи их были убиты, другие убежали в иностранные земли. Этих беглецов называют эмигрантами. Во Франции так много казнили людей, что одно время правление их названо терроризмом, то есть царством ужаса. Была выдумана особая машина, чтобы скорее рубить ею человеческие головы и названа гильотиною. Французы хотели ввести республиканское правление и в другие земли. Многие европейские государства восстали против этого. Сильнейшими в этом союзе были Англия, Австрия и Пруссия. Все вместе они имели гораздо больше войска, нежели французы, но беспрестанно ссорились между собой и действовали против французов недружно, особенно Австрия и Пруссия, потому что австрийцы и пруссаки завидовали друг другу. Притом у австрийцев и пруссаков не было хороших генералов. Австрийские великие князья называются эрцгерцогами; и только один из этих эрцгерцогов, Карл, был настоящим полководцем. Прочих же австрийских и прусских генералов французы беспрестанно побеждали. Французы - один из самых храбрых народов на свете, и у них в то время было много превосходных генералов: Массена, Моро, Журдан, Макдональд, Жубер.

Но самый знаменитый и искусный из всех был Наполеон Бонапарт. Он завоевал всю Италию. Италия земля очень большая и прекрасная. Она в это время была разделена на несколько государств, из которых самые сильные были королевства Неаполитанское и Сардинское, владения папы, республики Венеция и Генуя и великое герцогство Тоскана. Часть итальянских земель принадлежала австрийцам. Бонапарт отнял у них эти владения, выгнал папу и сардинского* короля и установил в этой части Италии республику. Голландия и Швейцария тоже были покорены французами, и там устроены республики по образцу французской. Все эти республики должны были подчиняться французам и давать им вспомогательные войска. Бонапарт много раз побеждал австрийцев и заставил их заключить мир. Но австрийцы не собирались уступать земли, которые они потеряли в Италии и Голландии. Для этого они просили помощи у России. Уже императрица Екатерина II хотела отправить во Францию свои войска под начальством Суворова, чтобы возвести на престол Людовика XVII, но смерть помешала ей это исполнить.

Наследник ее император Павел сначала не вмешивался в тогдашние войны, а занимался устройством государства, особенно старался уплатить долги, которые увеличились в царствование Екатерины, и устроить войско и флот. Наконец, по просьбам англичан и австрийцев, и видя, что французы действуют очень своевольно и всех притесняют, решился начать с ними войну. Этому еще помогло вот какое обстоятельство. Выше говорено было о рыцарях. Во время Павла уже не было их орденов, кроме одного, который назывался мальтийским, потому что главный город его был на острове Мальта. Император Павел им покровительствовал. Но Бонапарт, отправляясь в Египет, завладел Мальтой и присоединил ее к Франции. Тогда Павел соединился с Англией, Австрией, Турцией и неаполитанским королем против французов. Пруссия, несмотря на все старания союзников, к ним не присоединилась.

Император австрийский, не надеясь на своих генералов, просил прислать для командования русскими и австрийскими войсками в Италии Суворова. Я уже рассказывала о прежних победах Суворова. Он начал службу не так, как начинали ее другие баричи в его время. Тогда дворян записывали в военную службу, только что они родятся, а годам к пятнадцати они были уже офицерами. Румянцев двадцати одного года был уже генералом. Напротив, Суворов прослужил несколько лет до первого офицерского чина и сам на опыте узнал солдатскую жизнь; узнал, что нужно для солдата, как говорить с солдатами ясно и вразумительно, всю жизнь заботился о них, как отец о детях. Зато и солдаты по одному его слову готовы были идти в огонь и в воду. У него был особенный способ сражаться: переходы он делал очень большие; когда неприятель думал, что русские еще далеко, Суворов являлся перед ним, как снег на голову, и приказывал нападать, даже иногда не выжидая, пока подойдет все его войско. В этих случаях он говорил: "Голова хвоста не ждет". Хоть он непременно желал, чтобы солдаты умели хорошо стрелять, но не любил долго заниматься перестрелкой, а приказывал тотчас же идти в штыки. Он говорил: "Пуля дура, а штык молодец: береги пулю на случай, когда несколько неприятелей наскочат". Весь свой способ сражаться он выражал тремя словами: "Быстрота, глазомер и натиск". Он был очень начитан, знал много иностранных языков и военные науки, но никогда не следовал правилам, вычитанным в книгах, не обдумав заранее, годны ли они к данным местности и обстоятельствам.

Суворов был большой чудак, любил проказничать. Императрица Екатерина однажды сказала, что все великие люди имели что-нибудь особенное, чем отличались от прочих людей. Суворов услышал это, и скоро все заговорили о его чудных поступках. Он вставал с зарей, бегал по лагерю в рубашке, пел петухом, обедал в восемь часов утра, терпеть не мог зеркал, так что их занавешивали в домах, где он жил. В жару он часто и перед войском являлся в одной рубашке, а в самый сильный холод носил летнюю шинель или плащ, который прозвали родительским. Шубы никогда не носил; императрица подарила ему шубу и сказала, что хочет, чтобы он приезжал в ней во дворец. Суворов и точно стал всякий раз привозить ее во дворец, но только на коленях. Он любил озадачивать подчиненных мудреными вопросами, например, сколько звезд на небе и тому подобное. Кто отвечал скоро и смело, тех он любил и называл молодцами, но терпеть не мог тех, которые отвечали "не знаю": таких Суворов называл лживками, лукавками, вежливками, кроткомолвками, немогузнайками и проч.

Он заботился, чтобы солдаты были сыты и одеты, часто обходил их, пробовал их кашу, балагурил с ними, но не любил их нежить, часто ночью делал тревогу и вел их несколько верст, заставлял вплавь переправляться через реки, держал в строю в жаре или на морозе. Этим он хотел приучить солдат к тяжелым военным трудам. И в его бытность они иногда переносили неслыханные труды. Зато он и берег их; правда, он не любил осаждать крепостей, а ходил на штурм, причем убивали много людей, но всегда меньше, чем сколько погибло бы при продолжительной осаде. Он был жалостлив даже и к неприятелям. Так при штурме Праги он вот что приказывал войску: "В дома не забегать, неприятеля, просящего пощады, щадить, безоружных не убивать, с бабами не воевать, малолетних не трогать". Суворов был очень набожен, соблюдал все посты, усердно молился, кладя земные поклоны. Уже в царствование Екатерины он был генерал-фельдмаршалом, и все его почитали великим полководцем, особенно сама императрица. С нею Суворов разговаривал без причуд, и она видела великий его разум, но многие из вельмож были против него, в том числе и Потемкин. Однако они не могли оговорить его перед императрицей. У Павла он был сперва в немилости и даже уехал в свою деревню и жил там под присмотром полиции. Но, получив от австрийского императора просьбу, чтоб Суворов начальствовал войсками в Италии, император Павел тотчас же пригласил его в Петербург, там его встретил очень ласково и обнял. Суворов пал к его ногам и сказал: "Боже, спаси царя!", а государь отвечал: "Да спасет тебя Бог для спасения царей".

Еще до приезда Суворова в Италию неаполитанский король начал войну с французами, был побежден, убежал из Неаполя в Сицилию, а французы завладели всем Неаполитанским королевством и учредили там республику. Однако неаполитанцы и вообще все итальянцы не любили французов, потому что они только на словах обещали итальянцам разные выгоды, а на деле всячески их притесняли. Русский флот во главе с адмиралом Ушаковым вошел в Средиземное море и напал на французов на островах, которые находятся у берегов Греции и называются Ионическими. На главном из этих островов Корфу была сильная крепость, которую французы храбро обороняли, но Ушаков покорил ее и все Ионические острова. Он учредил на них особое государство под покровительством России и Англии.

Под начальством Суворова в Италии русских сначала было только 20000 человек, а большую часть его войска составляли австрийцы. Суворов прежде всего велел обучить их штыковой атаке и быстро нападать на неприятеля. Французами, которым прежде всего пришлось сражаться с Суворовым, командовали генералы Шерер, а потом Моро, один из лучших французских полководцев. Суворов напал на них при реке Адде и победил их войско, причем особенно отличились русские генералы Багратион и Милорадович. В самое короткое время Суворов выгнал французские войска из тех владений, которые они отняли у австрийского императора и сардинского короля. Французские солдаты обижали итальянцев; напротив, русские поступали с ними очень хорошо. Поэтому итальянцы везде принимали русских с большой радостью, как избавителей, особенно в двух столичных городах Милане и Турине. В Милане было приготовлено жителями большое торжество Суворову. День был теплый и ясный. Народ толпился на улицах; не только в окнах и на балконах, но и на крышах было множество зрителей. Суворов вздумал подшутить над итальянцами: он велел чиновнику, который при нем служил, Фуксу, ехать в шитом золотом мундире впереди всех генералов, а сам поехал в стороне. Миланцы приняли Фукса за Суворова и встретили его радостными восклицаниями, а он раскланивался на все стороны. Суворов благодарил его за это и говорил: "Спасибо! Хорошо раскланивался, помилуй Бог, хорошо!" Итальянцев особенно удивили казаки, которых они прежде никогда не видали. Удивило их также, что русские, встречаясь друг с другом, целовались. Это было на пасхе: русские христосовались, а итальянцы не понимали этого, потому что в их земле нет обычая христосоваться. Но потом, когда русские растолковали им, отчего целуются друг с другом, и итальянцы стали с ними христосоваться. Суворов хотел возвратить сардинскому государю его королевство, но австрийцы этому помешали. Они всего более хлопотали о своих выгодах и желали присвоить Сардинию себе. Вообще они делали много неприятностей Суворову. В Австрии всем распоряжался тогдашний первый министр австрийского императора Тугут. Он не разбирался в военном искусстве, но почитал себя очень сведущим по этой части и хотел, чтобы все генералы действовали, как ему угодно. Австрийские генералы точно его слушались во всем, и оттого-то их так часто и побеждали французы. Но Суворов не стал слушаться Тугута, и поэтому австрийский министр всячески вредил ему.

А.О. Ишимова, 1866 г.

Глава "Итальянский поход Суворова" из книги История России в рассказах




Сергей Бодров-младший Алексей Жарков Екатерина Васильева Сергей Бондарчук  
 
 
 
©2006-2019 «Русское кино»
Яндекс.Метрика