Поиск на «Русском кино»
Русское кино
Нина Русланова Виктор Сухоруков Рената Литвинова Евгений Матвеев

Гунар Цилинский. Творческая биография

Гунар Цилинский
Гунар Цилинский
Гунар Цилинский

В 1967 году на экраны вышел фильм "Сильные духом" с латвийским актером Гунаром Цилинским в главной роли. Для многих любителей кино, собственно, тогда и состоялось первое знакомство с актером. Мало кто знал, что за плечами Цилинского уже двенадцатилетний театральный стаж и шесть кинематографических работ, и что, несмотря на солидный "послужной" список, трудным и мучительным был его путь к признанию.

Гладких актерских судеб, за редким счастливым исключением, вообще не бывает. Биография Цилинского - еще одно тому подтверждение. Хотя в ней нет острых сюжетных ходов, она по-своему драматична, потому что наполнена внутренней борьбой с самим собой и с неверием окружающих людей в его талант. Эта борьба, которой отдана почти половина сознательной жизни из той, что уже позади, отняла немало сил. Но она же способствовала и возмужанию характера, выявлению творческой индивидуальности. "Теперь я понимаю, что время, когда в меня никто не верил, было очень плодотворным. Я много и в большом диапазоне работал, много думал, все старался понять, почему я не могу делать то, что доступно другим. Это помогло мне узнать самого себя", - признался Цилинский в одном из недавних интервью. Он не только не забывает тех тернистых лет, но и не хочет с ними расставаться. И если положить на весы все поражения и следовавшие за ними творческие взлеты, ничто не перевесит, а, напротив, составит целое и неделимое его индивидуальности. В сегодняшних зрелых работах актера ощущается тот же напряженный дух поиска и эксперимента, с той только разницей, что он стал более смелым и плодотворным.

Но прежде чем найти свое место в искусстве, надо было еще определить свое призвание. В отличие от многих актеров, Цилинский не мечтал с детства ни о сцене, ни об экране. Первую профессию- лесник - он выбрал сознательно. Окончив лесопромышленный техникум в маленьком городке Огре, стал работать мастером в леспромхозе. Прекрасное и романтическое чувство - любовь к природе - оказалось фундаментальным, глубоким. Глубина и основательность вообще свойственны индивидуальности Цилинского. "Я в принципе убежденный реалист. Я считаю - все стоит на земле. Все", - так сформулирует он впоследствии свою позицию в искусстве.

Первое знакомство со сценой произошло еще в техникуме. Но художественная самодеятельность не пробудила тогда серьезного влечения к театру, оставалась как бы на втором плане. Для того чтобы в корне изменить свою жизнь, направить ее в другое русло, потребовалось время. Выбор совершался неспешно - в этом сказались черты прибалтийского характера, не склонного к импульсивным поступкам и необдуманным решениям.

В 1951 году Гунар Цилинский поступил на театральный факультет Рижской консерватории. Но уже на втором курсе встал вопрос об исключении. Кроме старательности, трудолюбия - ценных, но все же лишь спутников таланта, - юноша как будто ничего не обнаруживал. Правда, в упорстве и настойчивости Цилинекого угадывалось трепетное отношение к искусству. Опыт и интуиция подсказали мастерам особое терпение и внимание к ученику. И все же до конца преодолеть его скованность, раскрыть индивидуальность им не удалось. И после окончания института, в 1955 году, на сцене Академического театра драмы имени А. Упита в Риге, не произошло сразу же открытия таланта. Прошли годы, прежде чем сломался лед в зрительном зале.

Гунар Алфредович Цилинский пришел на сцену с крепкой профессиональной подготовкой. С технической точки зрения ни одна роль не представляла для него особой сложности. А роли ему поручали самые разнообразные. Одни режиссеры видели в нем социального героя, другие - героя-любовника, третьи прочили на амплуа злодеев. Красивое, выразительное лицо, стройная фигура атлетического склада, элегантная манера сценического поведения делали его желанным участником едва ли не любого спектакля. Цилинский играл все без разбора. Но его герои больше походили на красивых манекенов, чем на живых людей. Наделенные какой-либо одной чертой, они выглядели примитивными копиями, даже подделками человеческого характера. В этом был виноват не только актер. Театральное искусство той поры нередко подменяло жизнь схемой. Понятие "герой" толковалось подчас узко и прямолинейно. Но исподволь и постепенно, вместе с общим оживлением в театре и кино, обнаружились подлинные и незаурядные возможности актера. Они заявили о себе поначалу именно в ролях героического плана.

Необычная интерпретация современного героя сразу же становится в ряд крупных событий, отражая основные тенденции в искусстве сегодняшнего дня. Всем памятен переворот, свершенный Е. Урбанским в фильме "Коммунист". Для Цилинского, как и многих актеров его поколения, работа Урбанского, несомненно, стала отправной точкой в творческом поиске. Критика уловила эту связь в первой же попытке актера пробиться к живому характеру. Это произошло в фильме Рижской киностудии "Тобаго меняет курс". Цилинский сыграл здесь роль большевика-подпольщика Дрезиня. Рассказ о борьбе коммунистов в буржуазной Латвии построен в фильме на приключенческом сюжете. С первых же кадров - побег Дрезиня из суда на глазах полиции - мы втягиваемся в стремительный поток событий, успевая следить только за их острыми поворотами. Образ дерзкого и решительного подпольщика, созданный Цилинским, не противоречит общему авантюрному характеру фильма. И, как ни парадоксально, не утрачивает при этом ощутимого героического начала. Умный, лукавый, смелый Дрезинь - Цилинский не просто находится в гуще событий - он творит их сам. Так герой Цилинского начал приобретать конкретные, индивидуальные черты и, что самое главное, из штампованной модели превратился в действенного, живого человека. Ожило и лицо актера. Красивые, но строгие и холодноватые черты стали как будто мягче и теплее.

В следующем, 1966 году Цилинский исполнил главную роль в фильме "Ноктюрн". Романтическая история любви латыша Жоржа и француженки Иветты, их борьбы с фашизмом в рядах Интернациональной бригады в Испании, а потом во Франции, оказалась во многом надуманной. Все же этот фильм оставил свой след в творческой биографии Цилинского. В актере, игравшем до сих пор роли героического плана, он помог обнаружить лирическую сторону дарования. Правда, оба эти начала - героическое и лирическое - существовали в фильме врозь, разбивались сюжетом. Перед нами было как бы два героя. Один из них убеждал силой любви, другой - учил мужеству.

Дрезинь и Жорж оказались как бы своеобразными предшественниками Николая Кузнецова, сыгранного актером в фильме "Сильные духом". Это была первая, по-настоящему большая творческая победа актера. Советский разведчик, герой в полном смысле этого слова, человек, чьи подвиги и по сей день представляются легендарными, в исполнении Цилинского обрел полнокровно жизненные черты.

Многие обстоятельства сопутствовали успеху. И первое, не самое главное, но важное, заключалось в том. что фильм посвящен реальным событиям и невыдуманным героям. Актер досконально изучил историю Отечественной войны, архив Кузнецова, встречался с его соратниками по борьбе. В такой же степени внимательно проштудировал он этикет, обязательный для немецкого офицера тех лет, и научился безукоризненно владеть им. Его Пауль Зиберт знал, как должно вести себя с дамой, с равным по рангу, с высшими чинами. Не было у

Цилинского ни одного промаха, неосторожного или неверного шага, которые могли бы хоть как-то выдать Кузнецова, скрывающегося под вымышленным именем. Кропотливое изучение материалов помогло Цилинскому обнаружить в герое не просто разведчика, а личность, сложный глубокий человеческий характер. Фундаментальная предварительная подготовка сделала образ и чувства героя конкретными и достоверными. Мужество и смелость, отвага и деловитость Кузнецова не исчерпывают внутренний мир героя, обладающего еще и лиричностью, тонкой душевной организацией.

"Я искал ключ к образу Кузнецова в любви". Эти слова актера неожиданны только на первый взгляд. Любовь к людям, как высшее проявление человечности, открывает актер в своем герое.

Кузнецов- Цилинский может внешне спокойно и хладнокровно слушать истеричные вопли немецкой штабс-дамы об уничтожении, насилии, подавлении. Но когда такая же нечеловеческая злоба вдруг закипит в душе Вали, его товарища, совсем еще юной девушки, лицо актера отразит целую гамму чувств героя: внутреннее смятение, испуг, ужас, протест против этой звериной ненависти. Неподдельный страх обнаружит зритель в его взгляде, и почувствует, как силы покидают человека, по нашим представлениям способного устоять и не дрогнуть в самых крайних обстоятельствах. Валина злоба обезоруживает его, ранит в самое сердце. Но уже в следующее мгновение он найдет в себе силы и, чуть лицедействуя, попытается вернуть Вале хотя бы частичку внутреннего равновесия. Случайно взглянув на стену и увидев, как движется там его тень, он вспомнит свои "довоенные театральные способности". Всевозможные зверюшки, целый зоопарк, смешно показанный Кузнецовым, приворожат Валю. И когда она улыбнется этому, разыгранному для нее спектаклю, спадет напряжение с лица Кузнецова. Маленькая, по сравнению со всеми другими, победа, одержанная над Валей, представляется актеру самой важной. Потому что всеми поступками и помыслами его героя движет живая, конкретная любовь к людям.

Роль разведчика Кузнецова многому научила актера, раскрепостила его творческую индивидуальность, вывела в ряд мастеров советского кино.

В 1969 году на экраны вышло сразу четыре фильма с его участием. Один из них - "Посол Советского Союза", в котором Цилинский сыграл роль крупного промышленника и бизнесмена, финансового и политического воротилу. По сюжету Хельмер становится союзником советского посла из корыстных соображений. Завязывая торговые отношения с молодой республикой Советов, он извлекает для себя очевидную выгоду. Ю. Борисова и Г. Цилинский расширяют рамки сюжета, показывая взаимную человеческую симпатию героев. Хельмер Цилинского покорен умом, логикой, смелостью действий "госпожи Кольцовой" и, конечно же, ее красотой. Узнав о гибели сына Кольцовой, он придет к ней со словами соболезнования. Искренние чувства, добрую отзывчивую душу, способную понять чужое горе, откроет актер в Хельмере-дельце.

Для творческой индивидуальности Цилинского характерно поступательное развитие. Каждая последующая работа своеобразно связана с предыдущей и в то же время раскрывает нам новые возможности актера. От образа к образу прослеживается явный процесс обогащения и усложнения человеческого характера. Расширяется и арсенал выразительных средств, он становится более разнообразным и богатым.

В фильме Рижской киностудии "За поворотом - поворот" Цилинский впервые сыграл характерную роль. Сюжет фильма прост. Только начинающий свой жизненный путь студент Гирт едет на летнюю практику в село, где работает шофером его дядя Роберт. Попав под влияние Роберта, юноша совершает преступление. Отбыв тюремный срок, возвращается домой, вспоминая по дороге все случившееся с ним.

Роберта играет Цилинский. В его герое - здоровое, грубое, плотское нутро. Говорит он громко, ест и пьет с удовольствием, любит жизнь, хочет быть ее хозяином. Все в Роберте преувеличено, ярко, броско до такой степени, что начинаешь усматривать в этой натуральности противоестественность, в силе - простую физическую грубость, в чувствах - звериный инстинкт крови. Но все это пока не отпугивает, а только настораживает зрителя. Потому что актер не впрямую и не сразу разоблачает Роберта. Он ставит перед собой более сложную задачу - во всей полноте раскрыть внутренний уродливый и жестокий мир этого человека.

Сломалась машина. Механики пытаются найти причину аварии. Чуть в стороне от них стоит Роберт, всем видом своим демонстрируя полное безразличие. Лишь зоркий, насмешливый взгляд выдает его. Мы понимаем - нашел разгадку, но чего-то ждет. Когда же в спор вступает его самый сильный, скрытый враг, Роберт устраивает настоящий спектакль. Просит засечь время, обещая в пять минут доискаться причины аварии. Энергично принимается он за дело, работает ловко и даже красиво. Не раньше, а ровно через пять минут, как бы накаляя обстановку и разжигая азарт, приведет машину в порядок, вызвав восторг и восхищение окружающих.

Роберт все время окружен поклонниками и прихлебателями, он нуждается в них как в воздухе. В сельском клубе на танцах он грубо раздвинет пары, остановит оркестр, при всех попытается унизить, оскорбить своего противника, кинув ему деньги за то, чтобы исполнили "его, любимую". Роберт не скуп, швыряет деньгами, может напоить всю деревню, накупить Гирту подарков, напиться сам. Вот его стихия: разгулявшийся молодец усядется в тачку, а два еще совсем желторотых птенца в хмельном угаре покатят тачку по двору, и зальются все трое животным смехом. И видится здесь Роберт то навозным королем, восседающим на своем троне, то загулявшим купцом из комедии Островского. Только Хлынов пропивал миллионы, а он - месячную зарплату.

Все в этом Роберте показное, потому и разыгрывает он спектакли. Величие, широта натуры, ухарство оказываются ненастоящими. За ними скрывается мелкий и ничтожный человек. Жалким, испуганным, затравленным зверем окажется сильный и ловкий дядя Роберт, слезно умоляющий на коленях племянника Гирта не выдавать его, всю вину в случившейся беде взять на себя. Превращение происходит в самом конце фильма, но от этого не становится неожиданным. Зритель подготовлен к подобному разоблачению Роберта, несмотря на то, что актер только в финале воспользуется прямой, открытой характеристикой. Уже с самого начала чудилось, в этом рубахе-парне что-то зловещее. Цилинекому удалось тонко и не навязчиво, как бы исподволь, раскрыть двойственную натуру Роберта. В героях Цилинского ощутимым становится второй план.

Романтически загадочного польского актера Збигнева Цибульского в первых кадрах фильма "Лучи в стекле" напомнит нам Валтер - новый герой Цилинского. Недоступный, сосредоточенный, задумчивый он сразу же выделяется среди товарищей по работе - рабочих стекольной фабрики. В новогоднюю ночь звучат песни, тосты, произносятся заздравные речи. Вместе со всеми веселится и Валтер, развлекает, смешит, показывает фокусы. Но в его веселье нет радости, печальные глаза выдают внутреннее беспокойство. На этом, собственно, и кончается сходство с Цибульским.

Мы узнаем, что Валтер - неудавшийся художник, но не потерявший любви к искусству и всему прекрасному. В его неуютном и неустроенном мире еще живет надежда к возрождению. Молодость и талант Аси, главной героини фильма, на короткий срок вернут ему веру в себя, сделают сильным и решительным. Ведь только благодаря Валтеру милая, кроткая, домашняя Ася порвет с прошлым, обретет самостоятельность. Но сам Валтер не выдержит испытания, его хватит только на честное признание своего человеческого и творческого краха.

Непроницаемость и загадочность Валтера - это только защитная маска, за которую хотел спрятать он от людей внутренний разлад с самим собой, сомнения и хрупкие надежды. Цилинскому явно симпатичен герой, честный, но слабый и безвольный человек. Долго и мучительно готовится его Валтер к последнему разговору с Асей. Он понимает, что не может больше находиться рядом с ней. Цельный, гармоничный мир Аси, бескопромиссность, ее незаурядность и художественная одаренность не совместимы с его несбывшимися и разрушенными идеалами. Актер будто бы по крохам собрал все мужество Валтера, чтобы, может быть впервые, его герой смог признаться не столько даже Асе, сколько себе в своей жизненной и творческой несостоятельности.

Еще более глубокий психологический портрет создаст актер в образе Биркенбаума, герое экранизированной новеллы известного латвийского писателя Рудольфа Блаумана "В тени смерти".

Фильм рассказывает о горстке рыбаков, оказавшихся на льдине в открытом море. По-разному раскрываются люди, попавшие в беду и потерявшие надежду на спасение. Сложные чувства терзают Биркенбаума - доброго, открытого и жизнелюбивого рыбака. Подробно и неторопливо раскрывает актер все новые и новые черты героя. В походке, повадках, манере говорить, внешнем виде Биркенбаума ощущает зритель бывалый, залихватский мужицкий характер, в котором прямота уживается с хитрецой. Из ретроспективных кадров мы узнаем о его большой и трогательной любви. Биркенбаум единственный проявит отеческую заботу по отношению к маленькому Карлену, обогреет его не только лаской, когда иссякнут силы Карлена, полоснет он ножом свою руку и утолит кровью жажду мальчика. И есть на льдине у него соперник: сдержанный Гринтал. Под его напористым спокойным взглядом неуютно Биркенбауму. Между ними идет скрытый поединок, смысл которого раскроется в конце фильма. Лодка, нашедшая рыбаков, может взять только пятерых. А рыбаков восемь, нужно тянуть жребий. Гринтал не примет участия в этой страшной игре, а Биркенбаум, вытянув счастливую бумажку, поспешно, не оборачиваясь займет свое место в лодке. Оставит Карлена и еще двух товарищей на верную смерть. В напряженно застывшей позе чудится, что только какая-то сверхъестественная сила не дает ему выйти из лодки, пожертвовать собой и спасти жизнь товарища. Но нет, нервно сжатые руки, опущенные от стыда и отчаяния глаза - таким мы его видим в последних кадрах. Вспоминая фильм сначала, мы разгадаваем Биркенбаума, с удвоенной силой и нежностью проявляющего заботу и доброту к ребенку, чтобы потом оправдаться перед собой и людьми.

Недавно на экране появились еще два фильма Рижской киностудии ("Шах королеве бриллиантов" и "Цеплис" с участием Гунара Цилинского.

"Я характерный актер", - сказал Цилинский в одном из последних интервью сразу же после окончания съемок фильма "Цеплис", сатирическое комедии о нравах буржуазной Латвии

Слова актера демонстрирует не столько сузившееся его представлена о собственных творческих возможностях, сколько по-современному расширившееся понятие характерного амплуа. Мы видели Цилинского в ролях героического, лирико-героического трагедийного, сатирического плана Опыт зрительского общения с актером позволяет говорить о нем как о мастере широкого диапазона. Вот почему, мы уверены, новые роли Гунара Цилинского принесут новые творческие открытия.

И. Елизарова

» Звезды нашего кино




Сергей Бодров-младший Алексей Жарков Екатерина Васильева Сергей Бондарчук  
 
 
 
©2006-2018 «Русское кино»
Яндекс.Метрика