Поиск на «Русском кино»
Русское кино
Нина Русланова Виктор Сухоруков Рената Литвинова Евгений Матвеев

Анастасия Вертинская. Творческая биография

Анастасия Вертинская. Творческая биография
Анастасия Вертинская. Творческая биография
Анастасия Вертинская. Творческая биография

Какая счастливая актерская судьба! Анастасия Вертинская очень молода, она еще учится 8 театральном училище, но успела сыграть в нескольких фильмах, в том числе в "Гамлете" и в "Войне и мире", и уже выступает на сцене одного из лучших советских театров - имени Вахтангова, где подменяет в роли принцессы Турандот саму Юлию Борисову!

А между тем, в отличие от сотен девушек, грезящих об артистической карьере, Настя Вертинская, будучи школьницей, о ней не мечтала. Не то чтобы она, не поверив в свои силы, отказалась от этих мечтаний, просто профессия актрисы до поры до времени ее ничем особенным не привлекала. Насте Вертинской нравилось заниматься иностранными языками. Им она и думала посвятить свою взрослую жизнь. Она не приняла решения стать актрисой даже после того, как снялась в главных ролях в двух фильмах - в "Алых парусах" и "Человеке-амфибии". Факт сам по себе удивительный, если учесть, что росла Анастасия Вертинская в семье, интересы которой были сосредоточены на искусстве. Ее отец Александр Вертинский был известным русским артистом; он выступал и у нас и на сценах многих концертных залов мира с исполнением песен и романсов, автором которых был он сам, а также с успехом снимался в кино - многие помнят, например, блестяще сыгранную А. Вертинским роль кардинала в фильме "Заговор обреченных". Мать Насти - художница по профессии - Лидия Вертинская, в свою очередь не раз приглашалась на киностудии для съемок в тех или иных картинах. Старшая сестра - Марианна - рано определила свое призвание, поступила в театральное училище и тоже снималась в кино. И, несмотря на это... впрочем, может быть, благодаря этому самая младшая из Вертинских не спешила становиться на стезю, к которой, казалось, сама судьба подталкивала ее все настойчивее и упорнее. Ведь в отличие от многих своих сверстниц она воочию наблюдала не только праздники успехов, но и будни тяжелого труда и пасмурные дни неудач. Ее не обольщали блестки славы, к артистической деятельности она относилась с тем же почтением и с теми же сомнениями, как и к другой, и поэтому, не будучи уверенной, найдет ли в ней удовлетворение своим интересам, не спешила.

Тем более что первые две роли - Ассоль и Гуттиэре - только усилили ее сомнения. Казалось бы, исполнение этих ролей дало Вертинской многое: известность, а во втором случае и шумный зрительский успех - ей стали присылать многочисленные письма, а ее фотографии замелькали за стеклами киосков рядом с фотографиями самых популярных советских киноактеров. Да и снималась Анастасия в фильмах с удовольствием: ей нравилась атмосфера, царящая в съемочных группах, - атмосфера коллективной дружной работы.

Но исполнение первых двух ролей не принесло Вертинской самого главного - внутреннего удовлетворения. Она ни в коей мере не почувствовала себя художником, не вкусила радости творчества.

В героинях Анастасии Вертинской зрителей привлекала какая-то поэтическая загадочность, природная грациозность их внешнего облика. Обаяние красоты и юной женственности заставляли примириться с робостью и скованностью, которые проскальзывали в каждом движении начинающей киноактрисы.

Да, шестнадцатилетняя Настя Вертинская внешне очаровательна в роли Ассоль, но посмотрите, как замирает она в несколько неестественных позах, послушная приказу режиссера. А вот кульминационный эпизод фильма: на горизонте показывается корабль под алыми парусами, чудо сказки свершилось, эта весть промчалась по селению и достигла ушей Ассоль, девушка встает и идет, идет к морю... Но как заученно равномерны ее шаги! В них нет порыва, вдохновения. Ее глаза прекрасны, они широко раскрыты навстречу невиданному исполнению сказочной мечты. Но как они однозначны в своем выражении, в них нет трепета и мало жизни. Конечно, трудно было требовать от юной исполнительницы особой выразительности и тонкости в игре - ведь она не была актрисой. Но режиссер, взяв в свой фильм школьницу, обязан был стать педагогом, он должен был зажечь в ее душе огонь поэтической идеи, добиться того, чтобы девушка зажила жизнью своей героини, почувствовала себя свободной и естественной в выражении чувств. Если в картине "Алые паруса" образ Ассоль при всей своей статичности и был окружен поэтическими аксессуарами, которые должны были одухотворить его, то в фильме "Человек-амфибия" обыгрывание внешних данных исполнительницы сделано с еще большим нажимом, хотя Вертинская и держится перед камерой более уверенно. Уже первое появление Гуттиэре в картине настораживает и неприятно поражает. На борту экзотической шхуны появляется чернокудрая красавица в ярком полосатом халате, причем халат распахнут достаточно широко для того, чтобы зритель мог полюбоваться загорелыми ногами и прелестным купальником. И это "застенчивая и своенравная индианка", о которой пишет А. Беляев в своей книге? Правда, если она не застенчива, то своенравна, так как тут же снимает с себя халат и "ласточкой" бросается с высокого борта шхуны прямо в море. Потеряв сознание при встрече с акулой, Гуттиэре начинает плавно и очень красиво опускаться на морское дно и там ложится на песок и лежит спокойно и картинно, лежит долго, достаточно долго для того, чтобы зритель смог вдоволь налюбоваться ее великолепием, и для того, чтобы успел возникнуть беспокойный вопрос: "Не она ли в самом деле человек-амфибия?" А дальше - смена туалетов в каждой новой сцене, и слишком заметное желание постановщиков, чтобы все было "красиво". Что делать в такой ситуации неопытной актрисе? Только подчиниться желаниям режиссеров и стараться, чтобы все было красиво, не пытаясь рассказать о том, кто же такая Гуттиэре и почему она смеется и страдает. И только однажды прорывается в голосе и в глазах Гуттиэре искреннее чувство, настоящая страсть: когда она говорит Ихтиандру о своей любви. На крупном плане, как бы наедине со зрителями, актриса говорит сама от себя о том простом и волнующем чувстве, которое переполняет ее героиню.

К чести А. Вертинской следует сказать, что шумный зрительский успех фильма не помешал ей трезво оценить свои творческие, профессиональные достижения.

Она отчетливо видела, что таковых, по существу, пока у нее не было, и поэтому решила для себя, что участие в съемках картин было в ее жизни случайным, хотя и увлекательным делом.

Наверное, Анастасия Вертинская так и не переменила бы взгляда на свое призвание, не получи временного приглашения в театр имени Пушкина. И тут в театре она почувствовала вдруг настоящий вкус к актерскому творчеству. Ведь она теперь долгие минуты оставалась наедине со зрителем; и потом над ролью можно было работать: от спектакля к спектаклю в ней можно было что-то изменять, что-то улучшать, обогащать чем-то своим, придуманным. Это была творческая работа, а не исполнение чужих приказов, захотелось в ней совершенствоваться, познать тайны мастерства, и Анастасия Вертинская наконец определила свою судьбу: поступила учиться в театральное училище имени Щукина при театре, носящем имя Евгения Вахтангова.

Кино она продолжала любить, только не хотела позировать в ролях пустых и привлекательных девушек - таковые ей предлагались в большом количестве, и она неизменно от них отказывалась. Но "Гамлет"! О, "Гамлет" - это совсем другое дело!

Фильм "Гамлет" был задуман и сделан Григорием Козинцевым как произведение капитальное. В нем выступают лучшие советские актеры - Смоктуновский, Толубеев, Названов, в нем звучит музыка великого Шостаковича. А Офелию в нем играет студентка театрального училища - Анастасия Вертинская. Фильм получил восторженное признание у нас и за рубежом. Пропуская занятия и лекции в училище, Вертинская вместе со Смоктуновским ездит по городам Европы. Но есть ли удовлетворение в ее душе от того образа Офелии, каким она его видит на экране на многочисленных просмотрах картины? Нет.

Нет такого удовлетворения и у нас. Двум образам не повезло в этой великолепной шекспировской картине, и оба они - женские: королеве и юной дочери Полония. Офелия выглядит в фильме чересчур искусственной. Она вся до последнего, еле заметного движения "сделана" режиссером Постановщик даже нашел в этой "сделанности" прием, на котором строит весь образ. Офелия появляется в фильме в тот момент, когда она исполняет медленный и церемонный танец. Заученные и безжизненные движения, безжизненно-непроницаемая маска на лице. Да ведь это механическая кукла на крышке старинной музыкальной табакерки исполняет свой постоянный танец под перезвон простенькой мелодии!

Такой видит Офелию режиссер, такова она и в дальнейших сценах картины. В выражении внутренней сущности роли в фильме сделан явный акцент на средствах внешне-изобразительных в ущерб средствам актерским.

Да, нас вновь пленяют поэтичность и девственная ясность внешнего облика Офелии-Вертинской. Но мы хотим видеть в этой роли большее, хотим проследить глубину переживаний, развитие и переходы человеческих чувств. Но тщетно. Внешние движения актрисы не таят под собой движений внутренних. А все оттого, что Вертинской пришлось быть таким же послушным орудием в руках режиссера, как ее героине в руках персонажей картины: отец подсылает Офелию в виде приманки к Гамлету, а Гамлет в разговоре с ней доказывает придворным свое мнимое безумие. И даже сумасшествие Офелии подается в фильме как нарушение механического организма: в игрушке-кукле выскочил винтик, и она теперь то пытается снова станцевать, то говорит невпопад какие-то слова, но все с тем же застывшим выражением на лице.

Можно ли было ограничиваться таким чисто внешним рисунком роли Офелии? Конечно, нельзя. Это слишком просто и противоречит самому духу шекспировского отношения к человеку. Пусть она была бы танцующей куклой, но мы должны были увидеть, что и у куклы есть душа, иначе это не Шекспир.

В пьесе Офелия действительно послушна, но у нее, кроме того, мягкое, отзывчивое сердце, она скорбит о безумии Гамлета. Офелия простодушна и не понимает метаний принца, но она искренно хочет ему помочь и даже наивно кокетничает с ним, стремясь отвлечь его от тяжелых дум. Она и в здравом уме и тем более в безумии - сама природа и безыскусственность, по-иному, совсем с другого конца, чем Гамлет, противостоящая мрачному миру Дании-тюрьмы.

Но каково пришлось Вертинской! Закованндя в железную схему режиссерского замысла, как ее Офелия в железный корсет платья елизаветинских времен, молодая актриса не смогла свободно вдохнуть живительного воздуха искусства, которое ее окружало, и поэтому не сумела выразить хоть маленькую часть своих представлений о мире.

Может быть, поэтому Анастасия Вертинская с таким воодушевлением говорит о съемках в роли Лизы Болконской в фильме "Война и мир", где, по ее словам, режиссер С. Бондарчук многое ей, как актрисе, доверил. Он не отвергал с порога ее предложений, он мог с некоторыми из них не согласиться, но относился к ним серьезно. Вертинская считает образ Лизы Болконской своей первой настоящей работой в кино, хотя внешне она как будто совсем не подходила к исполнению роли маленькой княгини.

Необычным для актрисы оказался эпизодический характер роли - в четырех небольших сценах она должна была вместе с режиссером создать образ, который не затерялся бы среди огромного количества персонажей, населяющих кинороман. Такой образ Анастасии Вертинской создать удалось.

В отличие от многих второстепенных персонажей первой серии экранизации "Войны и мира" в образе княгини Лизы мы ощущаем внутреннее движение и цельность, которой актриса добивается не однозначностью внешнего рисунка, а развертыванием в разных по характеру сценах единой концепции роли. Вот в первой сцене фильма - в сцене раута у Шерер княгиня сидит за столиком и щебечет о чем-то с одним из гостей. Она кокетливо и даже жеманно смеется, и мы видим, что это - всего лишь избалованное, капризное дитя. С тем же выражением избалованной детскости на лице она появляется в комнате, где князь Андрей разговаривает с Пьером. Однако, убедившись, что муж не реагирует на ребячливость ее тона, княгиня резко его меняет. Перед нами уже не кокетливая девочка, но женщина, которая не просит, а настаивает: князь Андрей не должен уезжать в армию. Во всем внешнем поведении и в голосе актрисы происходит удивительная перемена - появляется выражение властной настойчивости. Но княгиня остается при этом сама собой, ибо ее настойчивость - это настойчивость каприза, недаром она так раздражает Болконского.

И в последующих сценах с участием княгини Лизы, происходящих в имении Болконских, Вертинской удается в самых драматических положениях сохранить ощущение инфантильности характера ее героини. Княгиня, беременная, сидит за домашней работой и прислушивается к самой себе и к жизни существа, которое вскоре должно появиться на свет. Молодая женщина удивлена и восхищена тем, что происходит внутри нее. Ее наивная радость настолько трогательна и беззащитна, что княжна Марья не решается передать страшную весть о смерти Андрея.

В этой сцене перед нами совсем новая Анастасия Вертинская: мы ясно читаем каждый штрих внутренних душевных движений ее героини. Посмотрите: княгиня чувствует что-то неладное в поведении невестки и одновременно старается прогнать от себя это чувство, ибо подозрение слишком страшно.

Недоумение счастливого в прошлом ребенка перед внезапным и ужасным страданием живет в глазах княгини и в эпизоде ее родов и смерти. Она так и не поняла, даже в последние минуты, ни смысла жизни, ни смысла своей боли, и на мертвом ее лице навсегда застыло вопрошающее, по-детски удивленное выражение.

В немногих сценах фильма "Война и мир" Анастасии Вертинской пришлось передать разные чувства, и она сделала это с ощущением внутренней актерской свободы и естественности поведения на экране. Перед нами уже не условно выражаемые, а истинные движения живой человеческой души.

Роль княгини Лизы Болконской, как и театральные работы Анастасии Вертинской, - несомненные и решительные шаги молодой артистки по пути к высотам актерского искусства. Вертинская успешно преодолевает сложившееся было представление о ней как о киноактрисе исключительно "с прекрасными внешними данными". Она борется за свое будущее, она выбирает для учебных работ в училище роли, в которых героическое начало сочетается с психологизмом образа, с его многозначностью. Она готовит роль Антигоны из пьесы Жана Ануя и мечтает сыграть Жанну д'Арк.

Анастасия Вертинская хочет создавать характеры людей на экране, характеры разные, непохожие один на другой, ибо именно в этом видит существо актерской профессии.

Л. Нехорошев, 1967

» Звезды нашего кино




Сергей Бодров-младший Алексей Жарков Екатерина Васильева Сергей Бондарчук  
 
 
 
©2006-2018 «Русское кино»
Яндекс.Метрика