Поиск на «Русском кино»
Русское кино
Нина Русланова Виктор Сухоруков Рената Литвинова Евгений Матвеев

Владимир Ивашов. Творческая биография

Владимир Ивашов
Владимир Ивашов
Владимир Ивашов

"Различно складываются творческие биографии актеров. Одни заслуживают признание неоправданно поздно, другие завоевывают его от роли к роли. По иногда успех приходит к актеру в самом начале пути, актерская индивидуальность раскрывается в первой работе, и дебютант, особенно в кино, быстро становится популярен и любим. Именно так, очень счастливо начался актерский путь Владимира Ивашова. Мы встретились с ним в "Балладе о солдате". Так начинает свой очерк об Ивашове в альбоме, по священном актеру, режиссер С. Ростоцкий.

Характерно, что с этой мысли начинается почти каждый рассказ о творчестве Ивашова.

В этом нет ничего ни случайного, ни удивительного каждого пишущего об этом актере поражает его блестящий дебют. Девятнадцатилетний второкурсник ВГИКа, который еще полтора года назад, по его собственному признанию, не очень бы огорчился, если бы его документы отклонила приемная комиссия, стал актером с мировым именем, героем бесчисленных фестивалей, звездой первой величины. "Голливудским руководителям, которые готовят юных актеров,- писал редактор английского журнала "Филмз энд филминг" после просмотра "Баллады о солдате",- следовало бы сесть на первый самолет, отправляющийся в Москву, вместе со своими питомцами и устроить их в Московский институт, раз там умеют делать таких актеров из девятнадцатилетних юнцов".

Он не взлетел, он словно катапультировался к вершине славы, став мгновенно известен,- как Б. Бабочкин после "Чапаева", как И. Смоктуновский после исполнения роли князя Мышкина в спектакле "Идиот" в Ленинградском Большом драматическом театре имени М. Горького, как Ия Саввина после "Дамы с собачкой". Слава Ивашова не была капризом случая. Он был удостоен ее по праву, по заслугам.

Чухрай не ошибся, пригласив на главную роль в "Балладе о солдате" еще никому из кинематографистов не известного студента. Часами способен был Ивашов репетировать каждый эпизод. По воскресеньям они встречались в пустых павильонах "Мосфильма" и продолжали работу. Штрих за штрихом в совместной работе режиссера и актера рождалась будущая роль, отрабатывались детали, подробности, ритм, пластика движений.

"Баллада о солдате" - фильм, созданный не по горячим следам войны. За пятнадцать лет, минувших со дня Победы до выхода этого фильма, по экранам прошло много солдат. Но именно Алеша Скворцов из "Баллады о солдате" стал не просто образом, но символом всего самого светлого, что мы отдали за победу над фашизмом.

Ивашов дал своему герою юношескую непосредственность, обаяние у светлую искренность побуждений. Это было не снижение героического пафоса, а принципиально новое его воплощение, соответствующее замыслу режиссера картины.

"Я - зяблик! Я - зяблик!" - повторяет связист Скворцов, словно пытаясь трубкой полевого телефона прикрыться от наступающих немецких танков. И в самом деле - зяблик: торопливость его взгляда выдает испуг, рука судорожно крутит ручку оглохшего аппарата. Затеяв страшную игру в кошки-мышки, танк преследует убегающую от него беззащитную фигурку, и мы видим, что от чудовища убегает мальчишка, и по-мальчишески испуганно плачет, и злится на свои слезы, и не может удержать рыдания.

Но на этом плачущем лице вдруг проступает ненависть и решимость,- та, что в отчаянии рождает подвиг. И мальчик, ставший на наших глазах воином, совершает этот подвиг - подбивает два фашистских танка.

Так, раскрывая зрителям внутреннее мужание своего героя, играет Алешу Ивашов.

Вот он приносит женщине в тылу подарок от мужа с фронта - мыло. Поняв, что женщина изменяет мужу, он спешит уйти. Алеша спускается но лестнице с принужденной беззаботностью: столкновение с подлостью поразило его, он будто пытается вычеркнуть происшедшее из памяти. Но мы-то помним, как трогательно собирали этот скромный подарок солдаты, и Алеша помнит, и все медленнее и неувереннее его шаги вниз, все сосредоточеннее и жестче выражение лица. Алеша поворачивает и взбегает вверх но лестнице. Он стучит в дверь резко, не так, как в первый раз, и, отстранив смятенную хозяйку, без колебаний подходит к столу, где лежит мыло.

Сейчас перед женщиной не растерянный мальчик, а солдат, который имеет мужество сказать в лицо самую резкую правду. И куски мыла, и бумажку от обертки он забирает со стола так, словно дает пощечину. И мы понимаем - именно в этот момент он становится равноправным членом солдатского братства. Этот юноша, который может так глупо, по-мальчишески потерять свою первую любовь, именем товарищей по оружию вершит суд над изменой любви.

Ивашов нигде не пытается сделать своего героя взрослее и мужественнее, чем он есть на самом деле. Взросление и мужание героя происходит на наших глазах, и это придает образу, созданному актером, непререкаемую достоверность. В Алеше Скворцове, мальчике с припухлыми по-отрочески губами и светлым взглядом искренних глаз, матери узнавали своих сыновей, не вернувшихся с войны; бывшие солдаты узнавали своих товарищей; мир понимал, что такое советский человек, ставший солдатом.

Найти себя в первой же роли - об этом ли не мечтает каждый актер. Но блестящий дебют имеет и свои теневые стороны. Одна из них - беспощадная взыскательность зрителей: все последующие работы актера они сравнивают с первой как с эталоном, судят строго и без снисхождения.

Такой участи не избег и Ивашов. От каждого его очередного появления на экране кинозрители и кинокритики ждали встречи с Алешей Скворцовым, по меньшей мере, и разочарованно говорили о его Викторе в "Семи няньках", о Павле в "Евдокии". О том, как сыграл В. Ивашов эти роли, речь ниже, но шедевры создаются не каждый день, и, кроме того, актер, берясь за эти маленькие, очевидно, не выигрышные роли, доказал, что он избег другой, самой страшной опасности ранней славы - зазнайства.

Он хотел работать в кино как актер, а не стричь купоны с удачного дебюта, и увлеченно брался за предложенные ему роли. Он снимался в небольших, эпизодических ролях - Павел в "Евдокии", Федя в фильме "Леон Гаррос ищет друга", в короткометражных картинах "Эй, кто-нибудь!", "Тетка с фиалками". Он учился быть актером, потому что слава пришла к нему раньше, чем он стал артистом (недаром в титрах исполнителей фильма "Баллада о солдате" значится: Алеша Скворцов - Володя Ивашов, даже еще не Владимир, а Володя).

Школьником он мечтал стать актером. Увлекался кукольным театром и. ходил на спектакли к Образцову. Дома мастерил кукол и устраивал представления для младшей сестры. Выступал в цирке в массовке. А когда получил аттестат зрелости, решил посмотреть, что такое ВГИК, хотя отец, рабочий, советовал идти на завод.

- Я был на предварительных консультациях на всех факультетах,- рассказывает Ивашов,- и понял, что ни режиссера, ни сценариста, ни оператора или киноведа из меня не выйдет. Наверное, так бы и поступил, как советовал отец, если бы не попробовал почитать стихи. Мне разрешили сдать документы в приемную комиссию, но только с начала учебного года я стал понимать, что требуется от актера кино - ведь вел курс Григорий Михайлович Козинцев.

Он учился актерскому мастерству и на студенческой скамье, и в павильонах киностудий, и продолжает учиться сейчас, когда позади уже десять фильмов с его участием.

Об игре Ивашова часто и справедливо пишут "органичная", "естественная", но в такой особенности таланта таится свой недостаток. Органичен его трогательный Алеша Скворцов, естественны и насмешливо-трезвый Виктор из "Семи нянек", и романтически настроенный парень из "Эй, кто-нибудь!", и парень-стиляга в "Тетке с фиалками". Но легкость, с какой Ивашов настраивается на нужную волну, порой успокаивает и режиссеров и самого актера. Образ воплощается органично, но однопланово, точно по внешнему рисунку, но не объемно по мысли. Таким получился у Ивашова Виктор в фильме "Семь нянек".

На его долю выпала в этой комедии довольна трудная роль открыто выражать авторскую мысль, авторскую позицию, авторское осуждение гуманности "напоказ". И Виктор в исполнении В. Ивашова скептичен, трезв. Ему - он всем своим видом показывает это - совсем не симпатична затея товарищей взять на воспитание в бригаду уголовника из колонии. Почему? Труда задуматься над этим он себе не дает, может быть, даже и потому, что ему не очень-то охота возиться с мальчишкой уголовником. Но, так или иначе, восторгов остальных шести нянек он не разделяет. Виктор и держится в стороне, и усмехается пренебрежительно, выражая недоверие к успеху такой воспитательной миссии в целом.

"Врет он, по-моему!"; "Ну и тип!"; "Дураком быть не желаю!" - вот вн утреиний смысл его поведония, противопоставленного восторженному педагогическому пылу бригады. Ситуация вполне комедийная, но сама роль Виктора серьезна (это то что каскад веселых затей, придуманных авторами для молодого правонарушителя Афони Полосухина). Ивашов и играет своего героя "на полном серьезе", без тени улыбки. Он играет естественно и непринужденно, но эта естественность из другого фильма, она не имеет ничего общего с феерическим стилем, в котором поставлена кинокомедия Роланом Быковым.

В этом фильме мы столкнулись с фактом творческой биографии Ивашова, прямо противоположным "Балладе о солдате". Там было точное режиссерское попадание: девятнадцатилетний студент абсолютно подходил на роль - и раскрыл в ней все свое дарование.

Ролан Быков - сам замечательный характерный комедийный актер не уловил, что амплуа Ивашова - лирико-романтические, а не комедийные роли. В результате пятая работа в кино оказалась неудачной.

Ивашов силен там, где характер роли совпадает с его творческой индивидуальностью. Пренебрежением этим обстоятельством в значительной степени объясняется и неудача актера в роли Печорина в фильме "Герой нашего времени". Его Печорин оказался не человеком бурного аналитического ума и холодной страсти, а пылким и плохо еще ориентирующимся в жизни юношей.

Ивашову наиболее удаются на экране образы его сверстников. Взрослел актер - старше становились его герои. Мальчиков - Алешу Скворцова, Генку в "Тучах над Борском", строителя Братской ГЭС Федю из фильма "Леон Гаррос ищет друга"- сменили герои постарше: Виктор в "Семи няньках", парень американец в "Эй, кто-нибудь!", студент в "Тетке с фиалками".

Эти герои не сходны между собой. Но, рассказывая о каждом из них, Ивашов неизменно стремится подчеркнуть активность, деятельность их натуры. Юношей, сыгранных им, никто не назовет анемичными, лишенными жизненной энергии.

Вот Генка Бочарников, школьник из города Борска. Генка склонен, как и большинство взрослых в этом фильме, подтрунивать над религиозными предрассудками. Он с одинаковым задором и энтузиазмом проводит физические опыты на антирелигиозном вечере и пробирается на собрание сектантов. Актер подчеркивает, что при столкновении с чуждым, непонятным, поступками Генки прежде всего руководит любопытство и озорство. С таинственными предосторожностями проникает Генка на чердак дома, где идет моление. Ни тени робости или замешательства нет в его поведении. Он корчится в своем убежище от едва сдерживаемого смеха - озорник мальчишка задумал шутку и хочет потешиться самым лучшим образом. Сияя лукавыми глазами, он обертывается в рогожу, напяливает на голову ведро и, приняв "образ дьявола", прыгает в круг молящихся.

Таков Генка в исполнении Ивашова - деятельный парнишка, не склонный задумываться над сложностями мироздания. И этот Генка оказывается по сюжету фильма втянутым в круг сложнейших психологических переживаний главной героини, Ольги. Ивашов точно следует создаваемому им характеру. Его герой не может вникнуть в душевные тонкости, но он толковый, сообразительный парнишка.. Пока идет молодежное собрание, осуждающее сектантов, он первый спохватывается, что Ольга исчезла. С тон же деятельностью и предприимчивостью, свойственными его натуре, он пускается на поиски. Генка бросается на знакомый чердак заколочено. В бессилии отчаяния он ломится в запертую дверь сарая, где распяли Ольгу, и крушит, крушит ожесточенно и неотступно тяжелую дверь, пока подбежавшие друзья не помогают ему спасти девочку.

Бесшабашным парнем предстает перед нами Ивашов в фильме "Эй, кто-нибудь!", поставленном по рассказу У. Сарояна. Неизвестно, как парень оказался в тюрьме. Насвистывая веселенькую мелодию, он озирается. Не найдя никого, комфортабельно укладывается спать на каменном полу. Видно, что этот молодой американец везде чувствует себя как дома, легко общается с окружающими.

И в самом деле - не успела появиться девушка, а он уже непринужденно болтает с ней, немножко кокетничая, красуясь своей ладной фигурой и ловкостью движений. Приходит в тюрьму мстительно настроенный муж оскорбленной им женщины, парень и мужа втягивает в разговор о том, о сем, доверчиво закуривает с ним. С очевидным простодушием, написанным на лице, объясняет свою невиновность в произошедшем.

Эта роль гораздо сложнее и психологически тоньше, чем, скажем, роль Генки. Герой Ивашова не так прост, как может показаться поначалу.

Он весь в движении, он словно сгусток энергии, его слова - щегольство, доставляющее видимую радость ему самому. Но сколько тоски открывается нам порой в его глазах и сколько печали в интонациях, когда он говорит о голубых городах у моря, куда стремится он и куда никогда не суждено ему добраться. Вся его бравада оборачивается тогда маской ранимой души, за рисовкой мы слышим исповедь сломленного жизнью романтика. За непритязательными историями сарояновских героев открывается трагическая картина разлада мечты и реальности. За внешней развязностью парня Ивашов открывает тонкий внутренний мир этого человека, сдержанность и целомудренность его чувств.

"Эй, кто-нибудь!" - без конца кричит на все лады парень, и только эхо тюрьмы отзывается ему. "Эй, кто-нибудь!" - зовет герой Ивашова, гибнущий со всей своей романтикой в обывательской тине одноэтажной Америки.

Способность к внутреннему перевоплощению, умение создавать характер, обнаружил Ивашов в фильме "Тетка с фиалками". Его студент Володя - "сноб-интеллектуал" новейшей формации. С присущей ему непринужденностью и естественностью рассказывает актер зрителям о духовной глухоте, которой часто страдают современные молодые люди, озабоченные лишь блеском своего оперения. Красивый, тот, о ком говорят "стильный парень", герой Ивашова с кривой улыбочкой относится ко всему, что не сверхмодно, не ультрасовременно. Этот лощеный сноб способен бесцеремонно отвернуться от наскучившей ему попутчицы и тут же проявить верх галантности, ухаживая за красивой девушкой из соседнего купе. Герой, сыгранный Ивашовым, тоже словно играет себя: себя интеллектуала (тогда слова он роняет медленно, со значением); себя - джентльмена (он с деланной, смакуемой им самим терпеливой скукой, написанной на лице, выслушивает наставление старомодной тетки в шляпке с фиалками). Но когда выясняется, что эта женщина в годы войны спасла ему жизнь, актер обнаруживает в своем герое способность к глубокому внутреннему переживанию, искреннюю серьезность чувств. Кончилась игра в сноба-интеллектуала. Перед женщиной, заменившей когда-то ему мать, стоит юноша, исполненный благодарности, тронутый ее заботливостью, ее несчастливо сложившейся судьбой.

- Этот парень мне знаком, - говорит о работе над образом Ивашов. - Эрудиция (как же, читал Канта!), сивая бородка... Хочет казаться бывалым человеком. Не терпит никакой опеки. Но когда жизнь стукнет его слегка по голове, с него слетает вся шелуха показухи, и он становится самим собой, то есть хорошим и неглупым, по-настоящему интересным человеком.

Итак, основной круг удачных ролей Ивашова составляют образы наших молодых современников, героев нашего времени. Как удастся Ивашову герой другой эпохи, покажут его будущие работы.

М. Александрова, 1968

» Звезды нашего кино




Сергей Бодров-младший Алексей Жарков Екатерина Васильева Сергей Бондарчук  
 
 
 
©2006-2018 «Русское кино»
Яндекс.Метрика