Поиск на «Русском кино»
Русское кино
Нина Русланова Виктор Сухоруков Рената Литвинова Евгений Матвеев

Стево Жигон. "Монолог о театре". Об актерском искусстве, режиссуре и сценографии

"Громче!"

Почти в каждом интервью меня спрашивали: "Как Вы, актер, стали режиссером?" Или: "Что труднее, играть или ставить пьесу?" Или: "Что Вам больше нравится - быть актером или режиссером?"

Как правило, я отвечал достаточно поверхностно. Однако в последнее время, вероятно, ощущая, что главное дело своей жизни я уже завершил, я и сам себе стал задавать те же самые вопросы. Чаще всего они сводятся к размышлению о взаимном влиянии актерской игры и режиссуры или, точнее, как актер во мне влиял на режиссера, и наоборот.

На одной из репетиций Станиславский долго, в поисках наиболее соответствующего образа, объяснял знаменитой актрисе Еланской одну сцену. Уже заканчивая свое объяснение, он заметил, как она что-то записала в свою рабочую тетрадь. В перерыве он не удержался и незаметно заглянул в тетрадь - узнать, что же записала великая актриса. В тетради решительным почерком было написано одно слово - "Громче!". Очевидно, ее не очень-то интересовала специальная терминология, а точнее, то, что Станиславский пытался объяснить, указывая причины, она свела к результату.

В разных языках по-разному называют основу театрального творчества. У нас, сербов, главное слово нашей театральной терминологии - проба. И, по-моему, оно очень точное. Это слово означает попытку. То же самое у немцев. Между тем русские называют пробу репетицией, что означает повторение. Так же и у французов. А во многих языках это понимается как упражнение.

Таким образом, мы имеем попытку, повторение, упражнение. И трудно найти четвертое слово для обозначения этой основы театрального творчества.

Результат этой работы никогда не является чем-то завершенным, то есть это попытка - и режиссер, и актер постоянно пробуют, надеясь рано или поздно найти то, что их удовлетворит. И эти пробы можно осуществить только постоянным повторением одной и той же сцены. А повторение одной и той же сцены очень близко понятию упражнение. Только повторением в нашем деле можно чему-то научиться. Эти три понятия в известном смысле градуируют саму природу театрального творчества: искать, находить и найденное заучивать.

Терминология, которой мы пользуемся, все еще достаточно условна. Театральное искусство еще не выработало и, пожалуй, никогда не выработает общепринятой универсальной терминологии, как это имеет место в большинстве других искусств. Во всем мире мы в основном пользуемся терминологией, которую оставил нам в наследство К. С. Станиславский. При этом его отдельные формулировки и определения в различных кругах, и даже в одних и тех же коллективах, не говоря уже о переводах, интерпретируются по-разному.



Библиотека » Стево Жигон. "Монолог о театре"




Сергей Бодров-младший Алексей Жарков Екатерина Васильева Сергей Бондарчук  
 
 
 
©2006-2019 «Русское кино»
Яндекс.Метрика