Поиск на «Русском кино»
Русское кино
Нина Русланова Виктор Сухоруков Рената Литвинова Евгений Матвеев

Стево Жигон. "Монолог о театре". Общение и приспособление

Будучи до известного времени лишь актером, я начал заниматься режиссурой, может быть, лишь благодаря решающему влиянию Бояна Ступицы. Он дал мне роль Хиггинса в "Пигмалионе" Шоу, а когда первый режиссер отказался от этой работы, Ступица назначил меня режиссером. На мое сопротивление он ответил: "Если умеешь играть, сумеешь быть и режиссером". Мое занятие режиссурой, стало быть, не было следствием сознательного выбора, а лишь волей случая. Отказ "настоящего" режиссера был причиной моего согласия выполнить его работу, будучи актером.

Сначала я, действительно, был режиссером самому себе как актеру, играющему Хиггинса. То же самое повторилось, и когда я ставил "Гамлета" и играл Гамлета, и когда ставил "Варваров" и играл Черкуна, хотя здесь я уже почувствовал, что мне нужна помощь (в роли Черкуна меня заменял Иван Ягодич).

Вначале это было хорошей школой актерского общения с партнерами: как режиссер я имел привилегию непосредственно влиять на отношение своей роли к остальным.

Таким образом, я имел возможность попробовать по своему желанию потренироваться в том, что в актерской профессии зовется "общением". Если режиссер кто-то другой, то он часто требует установления таких отношений между твоим и остальными образами в пьесе, которые не соответствуют твоему представлению о роли, которую ты играешь.

Доходит до непонимания, и ты должен или менять свой замысел роли, или принять отношения, с которыми ты не согласен. Действительно, двойная роль и актера и режиссера открыла мне, насколько игра - не только толкование какого-то образа, а прежде всего его "приспосабливание" к остальным образам в пьесе.

Благодаря этой роли режиссера и актера, я все больше понимал, что игра - в той же мере приспосабливание к влиянию других личностей, как и влияние на те же личности, и что образы создаются в большей мере общением на репетициях, чем заранее продуманной концепцией. Может быть, в этом и был смысл сказанного Ступицей: "Если умеешь играть, сумеешь быть и режиссером". У Станиславского "общение" и "приспособление" - это те понятия, которые чаще всего употребляются в его работе с актерами и в исследовании закономерностей актерского искусства. Можно было бы даже назвать их основными в его понимании актерского мастерства.

Общение подразумевает живого партнера, а приспособление - отношение ко всему, что окружает актера на сцене. Отношение ко времени действия, к жанру, к прошлому образа, которое в драме указывается прямо или косвенно, к сценографии, к звукам и музыке, короче, ко всему, что режиссер создает как данные обстоятельства, а актер воспринимает органами чувств. Это приспособление никогда не относится к сфере размышления. Оно всегда "действие", "поступок". Оно всегда осязаемо.



Библиотека » Стево Жигон. "Монолог о театре"




Сергей Бодров-младший Алексей Жарков Екатерина Васильева Сергей Бондарчук  
 
 
 
©2006-2019 «Русское кино»
Яндекс.Метрика