Поиск на «Русском кино»
Русское кино
Нина Русланова Виктор Сухоруков Рената Литвинова Евгений Матвеев

Стево Жигон. "Монолог о театре". Ричард III и леди Анна

Все мы в жизни общаемся между собой. Между тем сценическое общение не есть общение житейское. Сценическое общение есть нечто, чему учатся, что достигается упражнениями, для чего актеру необходимы определенные профессиональные знания. На сцене общение между партнерами не бывает спонтанным, как в жизни. На сцене общение сознательное, отрепетированное, с намерением выглядеть по возможности еще спонтаннее и содержательнее, чем в жизни. Сценическое общение с партнером в действительности является одним из основных актерских средств выражения. Это творческое искусство общения необходимо актеру, потому что (особенно когда идет речь о великих писателях) он часто должен сделать возможным и то, что в жизни выглядело бы невозможным. Вспомните, например, сцену Ричарда III и леди Анны. Любимая жена, леди Анна, хоронит своего любимого мужа, плачет над его могилой. Между тем, уступив искусным ухаживаниям Ричарда III, она соглашается отдаться ему. Отдаться человеку, который убил ее любимого мужа, и отдаться тотчас, чуть ли не на свежей могиле. Для такой сцены недостаточно лишь одного божественного Шекспира, чтобы сделать ее вероятной. Необходимо еще и актерское умение, "актерская вера", необходимо, чтобы актеры, играющие Ричарда и Анну, помогали друг другу, другими словами, создавать такие оттенки чувств и такую интенсивность сценического общения, каких не существует в реальной жизни. Не случайно читаем мы у Шекспира: "...И слух, и зрение придут в ужас".

Эта сцена - поэтическая метафора. И эту метафору, эту сжатую, непостижимую уму и далекую от нормального рассудка, я бы даже сказал вневременную сцену, театр должен сделать вероятной. Этого могут достичь только актеры, профессионально обученные высшему уровню общения, не являющемуся обычным актом установления отношений, но превращающемуся в нечто неестественное, нечто сверхъестественное.

Ни леди Анна, ни Ричард, каждый сам по себе, без взаимного сотрудничества, не могут сыграть эту сцену. Эту сцену можно сыграть и сделать ее реальной, убедительной, только если оба участника сообща сделают ее приемлемой и понятной. Каким бы великим ни был актер - сам по себе ни актер, ни актриса не могут ничего сделать. Без сценического общения все это были бы только слова, пусть даже и слова Шекспира. Текст этой сцены превращается в поэзию только в результате совместного действия.



Библиотека » Стево Жигон. "Монолог о театре"




Сергей Бодров-младший Алексей Жарков Екатерина Васильева Сергей Бондарчук  
 
 
 
©2006-2019 «Русское кино»
Яндекс.Метрика