Поиск на «Русском кино»
Русское кино
Нина Русланова Виктор Сухоруков Рената Литвинова Евгений Матвеев

Стево Жигон. "Монолог о театре". Архитектура театрального здания

Опыт использования ткани, развевающейся на ветру, помог мне в постановке комедии Шекспира "Сон в летнюю ночь" на малой сцене Сербского народного театра в Нови-Саде. Эта "малая" сцена представляет собой площадку шириной 30 м. и глубиной в 25 м. Архитектор это-го в эстетическом смысле очень ценимого мной здания был великим грешником. Он на так называемой большой сцене позволил зрительному залу из-за относительно узкого и низкого портала, который еще и неподвижен по вертикали, всегда выглядеть больше, чем на самом деле, огромному сценическому пространству. Любая сценография никогда не будет выглядеть величественно на этой огромной сцене. И большая сцена никогда не выглядит сама по себе просторной, если смотреть из зрительного зала, так как зал всегда кажется больше.

На малой сцене вышеупомянутый архитектор искупил свои грехи: он противопоставил огромное сценическое пространство без всякого портала небольшому амфитеатру на 400-500 мест и таким образом добился, что зрители действительно могут ощутить его величину. Эта моя критика строительной философии, на первый взгляд, не имеет никакой связи с рассуждением об отношении режиссуры и сценографии. Между тем это не так. Архитектура театра, как нечто неотъемлемое, независимо от спектакля участвует в нем, влияя на сценографию, так как, хотим мы этого или не хотим, она всегда одна и та же.

Архитекторы, строившие так называемые классические барочные театры, никогда не позволяли, как, например, в Ла Скала, или в Большом театре, в Бургтеатре, да и в Белградском Народном театре, чтобы портал сцены уничтожил размеры сценического пространства. Их сценические порталы никогда не были значительно уже или ниже зрительного зала. В отличие от современных архитекторов, которые в желании заполучить как можно больше зрительских мест, расширяют пространство зрительного зала, они размещали публику в ложах нескольких ярусов по вертикали, которые никогда не были слишком отодвинуты в сторону от вертикали сценического портала. Ложи сами по себе - не только прекрасная возможность для публики до спектакля и в антрактах разыгрывать свой спектакль, показать себя, свои туалеты, свой социальный статус и т. д., они же дают еще и возможность для той части театралов, которые любят в них уединиться, быть ближе к действию. Зрители в ложах - это спектакль для тех, кто сидит в партере, а те, кто сидит в партере, - предмет внимания тех, кто в ложах. И, таким образом, пока занавес опущен, в зрительном зале совершается своего рода ритуал, придающий спектаклю значение общественного события. Это всегда предлагало публике определенный "театральный" стиль поведения. Настроение публики во многом сказывалось на спектакле.

Современные архитекторы компенсируют отсутствие лож, расширяя зрительный зал и влево, и вправо по отношению к сценическому порталу, располагают партер в виде почки, где зрители, которым не посчастливилось сидеть в середине, вместо того чтобы смотреть на сцену, смотрят на пустые стены, окружающие портал. И не только это. Зрители в этих новых театральных зданиях располагаются либо в партере, либо на балконе, то есть не имеют почти никакой возможности общаться между собой. Таким образом, театр в некоторой степени лишается привычной и весьма драгоценной атмосферы взаимности и чувства волнующей солидарности.



Библиотека » Стево Жигон. "Монолог о театре"




Сергей Бодров-младший Алексей Жарков Екатерина Васильева Сергей Бондарчук  
 
 
 
©2006-2019 «Русское кино»
Яндекс.Метрика