Поиск на «Русском кино»
Русское кино
Нина Русланова Виктор Сухоруков Рената Литвинова Евгений Матвеев

Стево Жигон. "Монолог о театре". Тригорин

Тригорин и как персонаж и как существо социальное - одна из вершин чеховского мастерства. На первый взгляд, ничего особенного: знаменитый популярный писатель, все, что он пишет, читает целая Россия, любовник известной актрисы и т. д. Между тем, если его оценивать с точки зрения морали и уважения, Тригорин, несмотря на такой красивый фасад, личность весьма мрачная и бесчувственная. Производя впечатление человека, свою

личную жизнь принесшего в жертву искусству, Тригорин соблазняет невинную сельскую красавицу Нину, увозит в город и живет с ней, у нее рождается ребенок, но Тригорин очень быстро возвращается к своим привычкам, которых, "впрочем, он никогда не покидал...", как говорит Треплев в четвертом действии. Ребенок умирает. Нина, познав сполна страдание, униженная и побежденная, вступает в борьбу за обновление своей растоптанной жизни. Тригорин в четвертом действии мельком заявляет, что если утихнет ветер, то он отправится на озеро удить рыбу и, кстати, по дороге посмотреть сад и то место, где играли (в первом действии) монодраму Треплева. При этом он ни словом не вспоминает о несчастной Нине, матери своего умершего ребенка, которая играла в этой монодраме единственную роль. А прошло всего два года. Для нормального человеческого сознания и совести все эти поступки Тригорина граничат, я бы сказал, даже с преступлением.

Между тем во втором действии Тригорин весьма искренне, даже исповедально, излагает Нине свою "несчастную" судьбу, ссылаясь на навязчивую потребность писать, а также на немилосердные требования со всех сторон что-то написать как на причину того, что он, в общем-то, по-настоящему и не жил. Говорит о том, что "съедает" собственную жизнь, и добавляет, что, когда он умрет, люди, проходя мимо его могилы, будут говорить: "Хороший был писатель, но он писал хуже Тургенева".

В этом монологе-исповеди среди прочего он также говорит, что, сколько бы он ни старался охватить все многообразие русской жизни, все-таки по-настоящему хорошо умел описать лишь русский пейзаж. Факт, что все литературоведы лучшим "пейзажистом" в русской художественной литературе провозглашают недвусмысленно как раз Тургенева. Нельзя избавиться от мысли, что Чехов тем самым (я бы сказал не очень-то деликатно) дает понять, что прообразом Тригорина ему послужил именно Тургенев. Принимая во внимание поступок Тригорина и этот намек на Тургенева, и даже схожесть звучания этих двух фамилий: Тригорин - Тургенев, мы приходим к выводу, что Чехов весьма критически относился к Тургеневу. Эта мысль находит подтверждение и в словах Треплева в первом действии, когда он говорит Сорину о любовнике своей матери, что тот хороший писатель, но ".. .после Толстого не захочешь читать Тригорина". Почему Чехов в монологе Тригорина о своей бесцельно прожитой жизни подставляет ему Тургенева вместо Толстого? Такие великие писатели, как Чехов, редко что-то делают без причины. Вспомним, что Толстой, Тургенев и Чехов печатались, можно сказать, в одно время. (Толстой родился в 1825-м, Тургенев - в 1818-м, а Чехов - в 1860-м, а умерли соответственно в 1910-м, 1883-м и 1904-м). "Чайка" была написана в 1889 году, то есть через пятнадцать лет после смерти Тургенева, который продолжал пользоваться в народе такой же славой великого писателя, как и при жизни. Чехову тогда было двадцать три года, и он тоже уже был знаменитым писателем. И все же, несмотря на это, Чехов осмелился весьма насмешливо, если не сказать цинично, поиграть славой Тургенева. В то же время известна любовь Чехова к Толстому или Максиму Горькому, которую он не скрывал. (Он ушел из Российской Академии наук и искусств, когда по требованию самого царя в нее не приняли Горького.) Если ко всему этому добавить тот факт, что образ Тригорина наделен многими чертами самого Чехова, мы увидим, как хитро Чехов умел подчеркнуть некоторые свои весьма радикальные оценки: он не стыдился выставить и свою собственную личность в качестве ширмы, пусть и прозрачной, чтобы скрасить грубость своей неприязни к Тургеневу. Хотя, на первый взгляд, все эти факты не могут мне помочь ни как режиссеру, ни как актеру в создании образа, я считаю, что их небезынтересно упомянуть, чтобы оценить тонкость творческого метода Чехова и понять необходимость всестороннего исследования текста с целью как можно богаче оживить его на сцене. Я говорю "на первый взгляд" потому, что в отношении этой достаточно сложной комбинации Тригорин - Тургенев - Чехов имеется много сведений, которые дают возможность актеру вложить в образ Тригорина своего рода "бессознательную жестокость", что нас в значительной мере удаляет от традиционного толкования этой личности. Я бы даже сказал, что в этом образе, хоть и иносказательно, передана сатирическая суть литературы Чехова. Во всех многочисленных дискуссиях о нем он чаще всего выступает лириком, певцом атмосферы, настроения, бережным бытописателем гибели идиллической русской дворянской жизни. Я же думаю, что он безжалостный певец и судья гибели этого так долго бывшего привилегированным класса. Если же к этому добавить, что Тургенев эту гибель описывал весьма романтично, неприязнь к нему Чехова приобретает и определенную политическую окраску.

С другой стороны, ни актер, ни режиссер не имеют права преувеличивать эту безжалостность. Тригорин историю своей жизни рассказал все же так убедительно, что заворожил не только Нину, но и зрителя. Вероятно, нет писателя, который бы лучше, чем Чехов, умел обернуть зло в добро, а добро оттенить злом. Для актера нет ничего более привлекательного, чем убедить и партнера, и публику в своей глубокой искренности и заставить их, постепенно сбрасывая с этой искренности вуаль преувеличения, позднее, я бы даже сказал слишком поздно, увидеть истинное лицо персонажа.



Библиотека » Стево Жигон. "Монолог о театре"




Сергей Бодров-младший Алексей Жарков Екатерина Васильева Сергей Бондарчук  
 
 
 
©2006-2019 «Русское кино»
Яндекс.Метрика