Поиск на «Русском кино»
Русское кино
Нина Русланова Виктор Сухоруков Рената Литвинова Евгений Матвеев

Пушкин. Киносценарий. Глава 1

    При имени Пушкина тотчас осеняет мысль о русском национальном поэте. Это русский человек в его развитии, в каком он, может быть, явится чрез двести лет. В нем русская природа, русская душа, русский язык, русский характер отразились в такой же чистоте, в такой же очищенной красоте, в какой отражается ландшафт на выпуклой поверхности оптического стекла. Сама жизнь его совершенно русская. Явление чрезвычайное и, может быть, единственное явление русского духа.

Н. В. Гоголь

    Таким, как Бог создал меня, хочу всегда казаться.

Из разговоров А. С. Пушкина

Утро 27 января 1837 года выдалось морозным, но невероятно щедрым на солнце. Шафрановые потоки света, падая из окон косыми столпами, высвечивали на паркете слепящие глаза островки. От этого неистового полыхания тени по всей квартире казались особенно глубокими.

Когда Данзас переступил порог столовой, часы бархатно вызванивали десятый раз.

- Барин у себя? - спросил он у горничной, прибиравшей со стола остатки недавнего завтрака.

- У себя... в кабинете, а барыня с сестрицей ихней, Александрой Николаевной, к Мещерским поехали, деток на смотрины повезли. - Словоохотливая горничная, звеня приборами и тарелками, щебетала вдогонку гостю: - Гришенька все плакал, не хотел ехать, не простившись с папенькой... Просто беда... Насилу собрались... Только-только перед вами уехали...

Ступая по мягкому ковру гостиной, Данзас услышал доносившийся из не притворенных дверей кабинета знакомый веселый голос:

- Да здравствует солнце! - и плеск воды и довольное пофыркиванье. И снова: - Да здравствует солнце!.. - И снова плеск, фырканье и смех.

Постучав, Данзас вошел. Вслед за ним в кабинет хлынул поток солнечного света.

- Да здравствует солнце! Да скроется тьма! - вместо приветствия воскликнул хозяин. Обнаженный по пояс, он вытирал мокрую голову, уши, щурился в солнечных лучах. - Ты, как всегда, по-немецки точен, душа моя. Проходи. - Бросив полотенце слуге Никите, собиравшему банные принадлежности; приказал ему: - Дай, Никита, мне одеться. Принеси все чистое. Что жена? Уехала?

- Да уж с полчаса,- ответил Никита, протискиваясь с тазом в дверь.

- Оч-чень хорошо! Оч-чень хорошо! - напевал Пушкин, облачаясь в халат, и, крикнув вдогонку слуге: - Ко мне никого не пускать! - Закрыл дверь на ключ.

- Неужели нельзя без дуэли? - спросил Данзас, едва затихли шаги Никиты.

Пушкин отрицательно помотал головой, усмехнулся:

- Эта дуэль второй месяц... точно еловая шишка в заднице: вошла хорошо, а выйти, так и шершаво... Я вызвал Дантеса еще в ноябре, но эти подлецы, сынок с папенькой-педерастом, прибегли к хитрой уловке: женили Дантеса на Катрин, Наташиной сестре.

- Пойми меня, - начал было Данзас, поглаживая покоившуюся на перевязи раненую руку, - я...

- Так ты хочешь, чтобы противники мои меня зарезали, может быть, и не дравшись? - Пушкин положил свои руки на плечи Данзаса и внимательно посмотрел на него голубыми глазами. - Я не знаю, сколько их там, а я один...

- И никаких способов к примирению?.. - спросил Данзас. Пушкин покачал головой:

- Я не могу позволить им марать мое имя и должен следить за его неприкосновенностью всюду, где оно известно... Итак... Ты поможешь мне?

Поразмыслив немного, Данзас, глядя в глаза своего лицейского товарища, утвердительно кивнул.

- Оч-чень хорошо. - Пушкин радостно обнял Данзаса, потом подвел к своему столу. - Вчера я послал барону Эккерну второе письмо; прочти его. - Протянув лист Данзасу, он отошел к окну, принялся чистить пилочкой ногти, наблюдая за реакцией читающего. - Каково? - спросил он, когда Данзас оторвался от письма.

Тот ошарашенно смотрел на Пушкина, не зная, что ответить.

- Оставь список у себя. Если меня убьют, он должен попасть в руки Государю. Подробности затеянной против меня гнусной интриги - здесь, в моем дневнике. - Пушкин показал на лежащую на столе тетрадь в красном сафьяновом переплете. - Пистолеты я выбрал. Возьмешь в магазине Куракина. Встретимся в час на Невском, в кондитерской Вольфа.

Проводив Данзаса до двери, Пушкин вернулся к столу, раскрыл дневник на странице с надписью вверху "1837 год", пробежал глазами последнюю запись, помеченную "27 января", перевернул лист, обмакнул перо в чернильницу и после слов: "...интриги (Принц П. Нессельроде, кн. Суццо, бар. Эккерн). Меня вынудили к поединку. Д'Антес. Секундант..." - написал "Данзас" и поставил точку. Закрыл тетрадь, положил ее в ящик стола, откинул голову к спинке кресла и застыл, задумавшись.

Со стены на него смотрели три изображения: Спаситель, Мадонна с младенцем Христом и под ними - его Наташа, портрет кисти Брюллова.

Строгая прическа, изящная бриллиантовая фероньерка посреди лба, бездонные опалы чуть раскосых глаз...

- Чистейшей прелести чистейший образец... - прошептал Пушкин и закрыл глаза.

Трепетные, тонкие, прохладные пальцы легли на его голову, пробежали по волнистым курчавым волосам. Пушкин перехватил руку жены, поцеловал ладонь.

- Не бойся, я сейчас уйду... не стану мешать тебе...

Она опустилась на медвежью шкуру, лежавшую на полу, прижалась подбородком к его колену.

- Ну что ты, душа моя. - Пушкин нежно погладил жену по голове, коснулся кончиками пальцев фарфорово светящейся щеки. - Я очень рад тебе.

- Ты не любишь, когда тебя отвлекают, - в глазах Наташи была мольба, - но я... я не могу без тебя... Без тебя пусто... - Она прижалась губами к руке мужа, а когда подняла взор, в глазах ее стояли слезы. - Пушкин, я люблю тебя.

- Царица моя... Ведь я не молод и не красив... Что ты нашла во мне, моя мадонна?..

- Твою душу, - прошептала Наташа, не стесняясь своих слез.

Пушкин пальцами смахнул слезинки с ее щек, спросил:

- Почему же ты плачешь, душа моя?

- Последнее время мне очень тревожно.

- Не тревожься, мой ангел, - остановил ее Пушкин, - я ведаю все.

Замерев, Наталья Николаевна неотрывно, глубоко смотрела в глаза мужа, наконец выдохнула:

- Пушкин, ты... Ты - святой.

- Ну что ты, Наташа, Господь с тобой.

- Молчи, Пушкин, я знаю. Когда-нибудь это узнают все.

Закрыв глаза, Наталья Николаевна прижалась лицом к коленям Пушкина...



Библиотека » Николай Бурляев, Владимир Орлов. "Пушкин". Киносценарий




Сергей Бодров-младший Алексей Жарков Екатерина Васильева Сергей Бондарчук  
 
 
 
©2006-2019 «Русское кино»
Яндекс.Метрика