Поиск на «Русском кино»
Русское кино
Нина Русланова Виктор Сухоруков Рената Литвинова Евгений Матвеев

Пушкин. Киносценарий. Глава 10

Верхние пуговицы мундира Государя были расстегнуты, что свидетельствовало о его особом расположении к гостю. Николай Павлович пил чай из своей любимой большой позолоченной чашки и продолжал доставлявшую ему явное удовольствие беседу:

- Между прочим, именно мой прадед Петр Великий первым привлек иностранцев к управлению державой, и они верно служили ему.

- К несчастью, он первый и уравнял их права с правами наших старинных дворян. - Пушкин шутливо улыбнулся. - Впрочем, все Романовы уравнители и... революционеры.

- Ты меня жалуешь в якобинцы! Благодарю.

- О нет, ваше величество. Я только хотел сказать, что дворянство должно быть ограждено и недоступно иначе, как по вашей монаршей воле. Вы должны стоять выше всех и даже выше самого закона, но лишь вы один. Государство без полномощного монарха - автомат: много-много, если оно достигнет того, чего достигли Соединенные Штаты. А что такое Соединенные Штаты? Мертвечина. Человек в них выветрился до того, что и выеденного яйца не стоит. Их просторы будут застроены торгашами, для которых власть денег будет превыше всего...

- Однако я вижу, что взгляды твои на монархию переменились.

- Так ведь одни глупцы не меняются, - Пушкин вздохнул, - да мои литературные недруги, кои находятся на содержании Третьего отделения.

Государь поднялся, начал застегивать пуговицы, что означало завершение беседы, внушительно произнес:

- Служба сия отменно важна: она обеспечивает безопасность государства и следит за порядком в нем.

- Плохо следит, ваше величество, - возразил Пушкин. - Атакуют и грабят даже под вашими окнами на Дворцовой площади. Полиция, видно, занимается политикой, а не ворами и мостовою...

Когда Пушкин вышел от Государя, министры, топтавшиеся по ковру приемной, разом смолкли и оборотили на него свои взоры. Шествуя сквозь сановный строй, Пушкин отметил, что министры Нессельроде и Уваров поспешили сделать вид, будто не замечают его. Граф Бенкендорф, напротив, сам выступил навстречу поэту.

- Покорнейше благодарю, ваше сиятельство, за милостивое дозволение посещать особые архивы. - Пушкин поклонился.

- Благодарите Государя, Александр Сергеевич. - Граф улыбнулся и конфиденциально прошептал: - Вы видели, как на вас разобиделся министр Уваров?

- За что же он обиделся?

- А ваши стихи про "Лукулла"?.. "Жену обсчитывать не буду и воровать уже забуду казенные дрова", а? - Бенкендорф лукаво улыбнулся. - На кого это написано?

- На вас.

Александр Христофорович удивленно округлил глаза.

- Вот видите, - улыбнулся Пушкин, - вы не верите. Отчего же другой верит, что это на него?

В этот же день вице-канцлер Нессельроде, министр Уваров и граф Бенкендорф повели открытую атаку на Пушкина пред лицом Государя, обвинив его в том, что он является главой "демагогической партии", не уважает законы и установленные порядки, не является ко двору в положенном его чину мундире, дискредитирует в печати высших должностных лиц государства... Гнев министров поддержал и "случайно" оказавшийся тут принц Прусский...

Нагнав Данзаса, идущего рядом с санями, везущими раненого Пушкина, д'Аршиак негромко сказал:

- Месье Дантес предлагает вам скрыть ваше участие в дуэли.

- Нет, - ответил Данзас, - я не могу покинуть его. Уезжайте...

Уже совсем затемно добрались наконец до дома на Мойке. Напутствуя Данзаса, Пушкин задержал его руку, попросил:

- Если жена моя дома, предупреди ее и скажи, что рана неопасна... Пришли людей, чтобы вынесли меня. - И уже вдогонку: - Постарайся не испугать жену.

Изнуренный кровавой дорогой и нестерпимой болью, Пушкин снова потерял сознание...



Библиотека » Николай Бурляев, Владимир Орлов. "Пушкин". Киносценарий




Сергей Бодров-младший Алексей Жарков Екатерина Васильева Сергей Бондарчук  
 
 
 
©2006-2019 «Русское кино»
Яндекс.Метрика