Поиск на «Русском кино»
Русское кино
Нина Русланова Виктор Сухоруков Рената Литвинова Евгений Матвеев

Театр есть жизнь!

В Минске триумфально завершился смотр славянского театрального искусства "Золотой Витязь" - за десять дней показаны постановки более сорока театров.

Среди наиболее ярких событий фестиваля нельзя не отметить спектакль театрального объединения "Провинция" из Москвы "Бабилей" на основе прозы Федора Абрамова. Для искушенных членов жюри, многих знатоков театральной жизни этот спектакль стал поистине открытием и откровением - многие зрители не могли сдержать слез от тех чувств, которые переполняли их. То не была истерика экзальтированных искателей развлечения, а подлинный катарсис - еще древними греческими поэтами открытое явление воздействия театра на души людей, когда и происходит явственное очищение от сиюминутных мелочных переживаний, отверзается дверь на пороге космоса, именуемого смыслом бытия.

И очень обидно, что этот самобытный творческий коллектив мыкается в поисках сценических площадок, что выдающийся спектакль приходится играть от случая к случаю, а это гибельно для театра, при этом атрофируются душа его и сущность... И спасибо форуму, что дал возможность многим еще раз прильнуть к роднику первозданной чистоты народной жизни.

- Мы не хотим противопоставлять столицу и провинцию! -утверждают участники спектакля. - Но разве не видим все мы, как важно не только государственное единство, но и культурное единство нации? Оно просто невозможно без почвы, какой всегда для русской культуры были провинция и деревня. Мы - наследники уникальной крестьянской культуры - не имеем права забывать, что на асфальте не растет трава, не растет хлеб.

Четыре рассказа Федора Абрамова оживают насцене, заставляя забыть о городской суете. А песни в исполнении1 Татьяны Чернецовой, песни, собранные на родине писателя - в деревне , Веркола Архангельской области, - это отдельная песня, впрочем, неотделимая от всей цельной ткани спектакля, органически впитавшаяся в его плоть...

И эти мотивы народной жизни оживают на фестивальных подмостках и в ряде других постановок. Вот работа Саратовского театра юного зрителя "Очень простая история" по пьесе Марии Ладо.

История и впрямь проще некуда. Сын деревенского пропойцы обрюхатил односельчанку. Ее отец, работящий и бережливый,

разумеется, не желает отдавать нажитое на распыл случайным вроде бы людям... На сцене то и дело выкрикивается режущее тюзовское ухо слово "аборт". Но обсуждается все в основном не людьми, а... скотиной - тут лошадь, петух, беременная корова, пес. Есть где разгуляться воображению и актерскому мастерству. Но остроумно решенная постановка местами, особенно во втором акте, переходит в вычурное действо, затянутое и чересчур театрализованное. . На ум приходят ассоциации из оруэлловского "Скотного двора", инсценированного Марком Розовским толстовского "Холстомера", а в конце постановки -так и вовсе Чехова, с тем самым его ружьем, которое должно непременно бабахнуть - да и не просто так, а при этом еще кого-нибудь пристрелить!

Авторов постановки спросили на пресс-конференции: при чем тут ТЮЗ - театр юного зрителя? Ответ был прост, как помидор: зритель изменился.

Кстати, о зрителе. Истосковавшийся по театральным премьерам белорусский зритель в дни форума шел на фестивальные площадки с особой радостью. Минск прекрасен во всем - тут немало и своих великолепных театров. Но истинный театрал всегда алчет чего-то новенького. Многие спектакли шли с аншлагом, постановки принимались на "ура". Но не всегда и не во всем с режиссерскими замыслами соглашались зрители. Скажем, Нижегородский театр юного зрителя переиначил Островского уже в названии, поместив в афишу заголовок... "Poverty is no nice, или Бедность не порок". Артисты хохмили, пели и плясали, однако при чем тут Островский, коли постановка его пьесы превратилась в дискотеку? На обсуждении спектакля режиссер Виктор Симакин недоумевал: чего придираются критики - ведь публике нравится. Еще пуще разошлась труппа из Курска - поставила пьесу "Русский секрет" по мюзиклу Рацера и Константинова тридцатилетней давности. Но если в ту пору все эти пропахшие нафталином псевдоэзоповы намеки на злободневные проблемы и "фига в кармане" по отношению к советской власти были еще как-то мотивированы - как же, ведь протест! - то в наши дни это уже архаика. Точно заметил публицист и поэт Александр Щуплов: слово тут совсем не играет, а ведь это Лесков! Искренне жаль блестящих артистов, задорно и искрометно отплясывающих канкан. Когда режиссера Юрия Бурэ спросили, чем постановка в Минске отличается от спектакля в родных стенах, последовал ответ, что не все декорации и реквизит использованы в Минске:

- Там еще должен быть... шест у стриптизерши...

Стриптизерша у Лескова? Каково! И как это соотносится с девизом фестиваля - за возвышение души человека? Тут уже явный прокол организаторов -тщательнее было бы надо производить отбор и не гоняться за количеством представляемых пьес.

Но это, можно сказать, ложка дегтя...

С первого дня все волновались

- приедет ли Воронежский театр драмы имени Алексея Кольцова, там случилось несчастье -сгорели декорации. Но оказалось, что пострадал реквизит "Ревизора", а вот к представленному на форум спектаклю по пьесе Виктора Розова "Вечно живые" все сохранилось. Сохраненными оказались и дух, и структура розовской пронзительной пьесы, которую неимоверно трудно ставить после триумфальной постановки в "Современнике" и фильма Калатозова "Летят журавли". Справились

- под руководством народного артиста России главрежа Анатолия Иванова - отменно! Молодые задорные артисты, четкий режиссерский почерк - лирическая глубина и гражданская позиция. Правда, несколько выламывается по стилистике сцена "пира во время чумы", где резвятся людишки, и в военную пору не утратившие доступа к сладкой жизни. И эта сцена - кстати, в фильме приглушенная, но в пьесе Розовым выпукло и ярко выписанная - тут исполнена блестяще. Но что в итоге? Помесь Зощенко с Борисом Лавреневым - после этого самобытного пиршества безоглядного и размашистого пребывания актеров в гуще жизни уже по-плакатному плоскими предстают некбторые "публицистические" эпизоды, требуемые по сюжету... Но это так - "советы постороннего", стремление усовершенствовать и так неплохо сделанное. А спектакль в общем весьма удачен.

Что касается пьес современного репертуара, здесь внимание привлекли "Невидимки" Леонида Зорина - пьеса для двоих Московского театра имени Ермоловой.

Они оба свободны: он - от страстей и суеты, погруженный в книжную мудрость и черпающий - даже из календарей! - радость познавания своих внешне скучных дней, а она - не отягчена никакими обязательствами перед жизнью. Но что ж так горько и безрадостно на душе? "Свобода без праздника - невеликая радость", - говорит герой. Драма двух одиночеств - иссякающей, облаченной в мышиные цвета выцветающего колорита и - кричащей (но не крикливой!) юности, жаждущей общений, обновления и настоящей любви -находит свое воплощение в этом вечернем заочном свидании двух существ, песчинок Вселенной, затерянных в веках, поскольку внезапно в их невидимом окружении может оказаться даже старина Паскаль!

Однажды она случайно набрала неверный номер - ох каким верным он оказался! Вроде б и не происходит ничего - так, казалось бы, пустопорожняя болтовня двух скучающих обывателей, которым на двоих век, из которого три четверти он взял на себя и этим богатством щедро с нею делится... В шутливой игре слов они даже друг другу как надо и не представились (Имя? Что такое имя? Это заголовок, этикетка, виньетка...). Поэтому он -на эти два акта Иннокентий, она так и вообще Леокадия.

Мы очень редко вслушиваемся в гул собственной души, а ведь там есть тайна, уверяет драматург.

Этот призыв сердечно близок Андрееву.

- Оказывается, можно с интересом жить и в том мире, где ничего не происходит, - говорит Владимир Алексеевич. И отвечая на вопрос, как бы поступил его герой, представься ему возможность хотя бы на мгновение воспользоваться кажущейся временной беспомощностью доверившейся ему растерянной женщины, сказал: "Своеобразный подвиг героя, моего персонажа - он справедлив!"

Вроде б и ничего не сказано, однако сказано все!

Amorem canat aetas prima -юность поет о любви... А старость? Что же ей теперь - под поезд бросаться? - Основное достоинство фестиваля в том, что он утвердился, прошел через частокол неприятия... - сказал Андреев. - А то у нас любят так долбануть, что уже и не встал. А "Витязь" утверждает не ландринное добро - подлинное. Спасибо, "Витязь"!

Каждый день преподносил открытия - в календаре форума знакомство и с театральными событиями других школ и традиций. Жители белорусской столицы тепло приняли творческий коллектив участников форума - ансамбль детей из Косова и Метохии "Косовские пионы", моноспектакль по пьесе сербского драматурга Зорана Костича "Кома", инсценировки произведений Достоевского в исполнении сербских артисток Рады Джуричин и Зорицы Йованович.

..Крадут память, кромсают азбуку, топчут колыбель, поют косовские дети в белоснежных одеждах. Саваном погибели и духовного охаивания покрыта родная их земля. "Судьба ли это, Господи, неужели нету утешения? Прощай, ласточка! И обещай мне, что снова совью гнездо свое рядом с твоим..."

И сербский тот зачин побудил вспомнить высказывание Милорада Павича: "Здесь вечность на мгновенье замирает, чтобы получить благословение..." Смысл? Неземная, занебесная красота будоражит и очаровывает - она; обнадеживает и спасает, однако грош бы ей была цена, если бы она не двигала людей к размышлению.

Сербскому дню наследовал украинский. Заслуженные артисты Украины Александра Бонковская и Тарас Жирко из Львова блестяще разыграли камерную постановку по рассказу Чехова "Попрыгунья", а Михаил Мельник потряс зрителей мастерством исполнения в моноспектакле "Крик" - по произведениям Михаила Коцюбинского.

В последние дни форума зрителей ждали работы наших венценосных драматических прим - Людмилы Чурсиной и Алисы Фрейндлих. Алиса Бруновна ; удостоена медали имени Николая Мордвинова, она сыграла в моноспектакле "Оскар и Розовая дама". А Чурсина в компании с Аристархом Ливановым и другими артистами Театра антрепризы "Русская школа" предстала в роли императрицы матушки Екатерины Великой. Ну что тут? Амурные шалости, страсти и боль женщины, страдающей от одиночества, хотя и нету недостатка в фаворитах...

Вообще с царями тут порядок, во многих постановках они фигурируют. Вот и Тувинский музыкально-драматический театр имени Кок-Оола замахнулся на нашего, на старика Шекспира. Привезли "Короля Лира". Помнится, в 1964 годуя смотрел спектакль по этой пьесе в постановке Королевского Шекспировского театра режиссера Питера Брука с Полом Скофилдом в заглавной роли. Англичане тогда играли на языке оригинала. А тут? Can you speak toovinish? Артисты блестяще сыграли на родном языке. Ну вообще-то параллели проглядываются. Лир скитался по степи, так и в Туве те же степи. Артисты всему придали смачный восточный колорит, обратив трагедию Шекспира в притчу...

Да, жизнь есть театр, однако ведь и театр - это жизнь. И как говаривали римляне, "Solus cum sola поп cogitabantur orare "Pater nosterf" ("Мужчина с женщиной наедине не станут читать "Отче наш"). Тут, пожалуй, кроется и ответ на тот сакраментальный вопрос, что возведен в изголовье фестиваля: а богоугодное ли то дело-театр?

Андрей ПЕТРОВ, спец, корр. "Гудка"

Минск-Москва



Статьи »




Сергей Бодров-младший Алексей Жарков Екатерина Васильева Сергей Бондарчук  
 
 
 
©2006-2018 «Русское кино»
Яндекс.Метрика